Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Category:

Achtung — Panzer!

Сен-Миельская операция 12 — 19 сентября 1918 г. стала первой самостоятельной операцией американской армии в Первой мировой войне. И на ее первом этапе – 12 – 14 сентября – боевое крещение получили танковые части САСШ.
Сен-Миельский выступ фронта, образовавшийся еще в 1914 году, прерывал две железнодорожные магистрали, сковывая наступление союзников на город Meц. Стремление ликвидировать этот выступ не раз возникало у англо-французского командования, но осуществить это желание вследствие стечения ряда причин, главной из которых был недостаток сил, оказалось возможным лишь в 1918 г. — после появления в Европе свежих дивизий армии САСШ. Ликвидировать Сен-Миельский выступ было поручено командующему американской 1-й армией генералу Д. Першингу.


Строй тяжелых танков Сен-Шамон.

План Д. Першинга заключался в нанесении одновременного удара под основания выступа — с юга на север и с запада на восток. Удар должен был отрезать германские и австро-венгерские части, расположенные в выступе (армейская группа «С» под командованием генерал- лейтенанта Г. Фукса: 6 дивизий в боевой линии (германские 192-я пехотная, 10-я и 77-я резервные, 5-я и 8-я ландверные, австрийская 35-я пехотная) и 3 дивизии в резерве на хорде выступа).

К выполнению задачи по ликвидации выступа были привлечены: американские I-й, IV-й и V-й армейские корпуса (всего 10 дивизий, из них 1 французская) и французский II-й колониальный корпус (3 дивизии). Еще 4 дивизии Д. Першинг имел в резерве.

I-й корпус, занимая фронт Реньевиль-Ге-Лимен, получил задачу наступать на Тиокур, IV-й корпус — с фронта Флири, Ришенкур должен был вести наступление через Эсей на Бенев, а V-й корпус — с фронта Во — Одимон — наступать на Жонвиль. Ударные корпуса получили участки фронта около 10 км каждый. Между американскими IV-м и V-м корпусами на 36-километровом фронте растянулся французский II-й колониальный корпус.

Южная группа корпусов была усилена танковыми частями.

I-й корпус получил французский 505-й танковый полк (13-й, 14-й и 15-й батальоны легких танков Рено) и две группы (34-я и 35-я) тяжелых танков Сен-Шамон (численность танковой группы – 16 танков; в батальон входило 3-4 группы или 50-64 танка). IV-му корпусу была придана американская 304-я танковая бригада (344-й и 345-й батальоны танков «Рено») и две французских группы (14-я и 17-я) тяжелых танков Шнейдер.

V-му корпусу танков придано не было.

Наступление должно было начаться с танковой атаки — после артиллерийской подго­товки.

Американская 304-я танковая бригада готовилась к своему первому бою – он же стал и первым танковым боем в истории вооруженных сил США. Бригадой командовал в будущем прославленный генерал Второй мировой, а в этот момент еще подполковник, Д. С. Паттон.

Из-за позднего прибытия частей непосредственная разведка местности со стороны танковых командиров проведена не была. Танковая разведка свелась лишь к изучению местности по карте и сбору данных от рекогносцировки, проведенной командованием других родов войск (не знакомых ни с проходимостью танков, ни с тактикой их действий).

3-го сентября Д. С. Паттон со своим штабом прибыл в находившийся близ Туля г. Эвр. Предполагаемая ширина фронта наступления бри­гады явно противоречила имевшемуся в ней количеству танков – и это было неудивительно, так как первона­чальный план предусматривал участие в наступлении машин британского Королевского танкового корпуса. Ширина фронта наступления была сокращена.

Донесение подполковника Д. С. Паттона гласило: «Вновь подтвердилось важное значение личной разведки танковых командиров. Во всех донесениях, поступавших даже от нашей пехоты, указывалось, что местность к западу от р. Рюпп-де-Мад непроходима для танков, а на карте были указаны три речки, пересекающие наш фронт. Разведка, проведенная днем, показала, что эти речки (меж­ду нашими и неприятельскими позициями) совершенно высохли и не представляют препятствий для танков. Мы же пове­рили картам и донесениям относительно притока р. Рюпп-де-Мад, будто бы непроходимой, и соответственно соста­вили свои планы. Во время же наступления выяснилось, что река не является препятствием для танков».

Река была обследована на предмет возможности танковой переправы. Дело в том, что единственный находившийся рядом мост в Мурвуазене уцелел, но был заминирован немцами. Место, выбранное для переправы, было не очень удобным для танков Рено, но Д. С. Патон и его штаб решили, что дождя не будет, и танки смогут переправиться. На всякий случай под Буконвилем была организована искусственная запруда — чтобы даже в случае дождя уровень воды не смог серьезно подняться.

Танковые части должны были наступать в следующем порядке.

Как отмечалось, французский 505-й танковый полк (3 ба­тальона танков Рено) и группы танков Сен-Шамон были приданы I-му корпусу. И в первом эшелоне этого соединения должны были двигаться тяжелые танки — 34-я и 35-я группы должны были проделать проходы в проволочных заграждениях и разрушить окопы противника. За ними должен был следовать 505-й полк легких танков: 14-й батальон в направлении на Въевиль и 13-й батальон — на Тиокур. 15-й батальон был оставлен в резерве.

Приданные IV-му корпусу американская двухбатальонная 304-я танковая бригада и группы французских тяжелых танков Шнейдер были распределены по фронту этого соединения — между наступающими дивизиями. Они получили задачу наступать: 17-я и 14-я группы на Эсей, 345-й батальон на Сен-Босан — Панн и 344-й батальон на Нонсар.

345-й батальон 304-й бригады (без 16 танков, оставшихся в бригадном резерве) и 14-я и 17-я группы тяжелых танков были приданы 42-й пехотной дивизии. 344-й батальон 304-й бригады (без 25 танков, выведенных в бригадный резерв) был придан 1-й пехотной дивизии.

Вследствие значительной ширины и боль­шого количества вражеских окопов, а также из-за отсутствия танковых убежищ, исходный рубеж для танков находился позади пехоты. Танки 345-го батальона на первом этапе наступления должны были двигаться не впереди пехоты, а за ней – но затем ее обогнать, прокладывая ей путь в направлении на Сен-Бенуа.

Тяжелый танк Шнейдер

Танки Шнейдер должны были дей­ствовать совместно с 23-й бригадой 42-й дивизии на левом боевом участке.

Танки 344-го батальона и бригадного ре­зерва должны были переправиться че­рез Рюпп-де-Мад — в оперативном районе французско­го Колониального корпуса — а затем вы­двинуться на свою исходную позицию к югу от Ксивре и Марвуазена. 344-й батальон должен был захватить германские окопы близ Ришкура, а затем продвигаться на Нонсар.

Бригадный резерв, состоящий из двух рот — по одной от 344-го и 345-го батальонов – выполнял задачу развития успеха первого танкового эшелона, в то же время прикрывая левый фланг IV-го корпуса в рай­оне холма Мон Сек. Резерв должен был следовать за 344-м батальоном.

Каждый американский танковый батальон должен был наступать двумя ротами в первой линии с од­ной ротой в поддержке.

Сосредоточение танковых частей началось 9-го сентября и закончилось в ночь перед наступлением. Французские танковые части вы­грузились и прибыли на позиции 9-го сен­тября. Перевозка 344-го и 345-го батальонов из Бура началась 7-го сентября. Из-за задержек на железной дороге послед­ние танки были выгружены из вагонов лишь в 3 часа ночи 12-го сентября и ночным походным маршем подходили к своим позициям, преодолев 8-километровый маршрут.

Командир 344-го танкового батальона так описывал ночной марш перед наступлением: «Наступила памятная ночь 11 сен­тября 1918 г., ночь перед Сен-Миелем. Дождь лил, как из ведра, стояла непроглядная тьма, а грязь была по колено, когда батальон в 9 часов вечера выбрался из укрытия и его длинная колонна двинулась к исходной позиции. Впечатление было внушительное, несмотря на ужасную погоду. На участке было совершенно тихо, если не считать шума дождя и ветра. Длинные ряды пехоты и саперов внезапно появлялись из пустоты, проплывали мимо нас и исчезали во мраке ночи. Дороги были загружены артиллерией и пулеметами, ездовые ругали своих лошадей, а артиллеристы за колеса вытаскивали орудия из грязи. Голова батальона переходила через Рюпп-де-Мад, когда в 1 час ночи 12 сентября над нашими головами простонал первый снаряд, выпущенный нашими батареями, и все почувствовали, что де­ло началось. В 2 часа батальон достиг своей исходной позиции близ Ксивре-Марвуазен, и тут начался самый тяжелый период всего боя — трехчасовое ожидание перед выходом пехоты из окопов».

Так как выяснилось, что последняя рота опаздывает, то именно ее в последнюю минуту и назначили в резерв. Все ресурсы: бензин, масло, боеприпасы и продовольствие были получе­ны из главного полевого склада в Мениль-ля-Тур и доставлены в передовые склады на грузовиках. Во время опера­ции предметы снабжения буксировались танками на салазках, а там где было возможно — подвозились на грузовиках. К началу атаки резервные бочки с бензином были погружены на хвосты танков. Топливные баки танков были пополнены горючим перед самой атакой.

За несколько часов перед началом наступления — 11-го сентября — командующий французскими таковыми силами прислал в штаб танкового корпуса САСШ сообщение о том, что легкие танки Рено, которыми были укомплектованы оба батальона 304-й бригады, нельзя вводить в бой без предварительной 12-дневной боевой обкатки. Затем в тот же день было получено другое предупреждение, гласившее, что из-за дождя танки эффективно действовать не смогут.


Легкий танк Рено Фт

Командир американского танкового корпуса генерал Рохенбах ответил, что «грязь послужит его танкам смазкой» — и они пойдут в бой.

Отсутствие серьезной разведки и заблаговременно подготовленных танковых позиций повлекли опоздание танков с выходом в атаку (некоторые части, например 344-й батальон, в поисках проходов совершали под артиллерийским огнем облическое движение).

Для немецкого командования предстоящее наступление американских войск не было неожиданностью. Наблюдая за подготовкой наступления, немцы вначале предполагали своим контрнаступлением сорвать операцию американцев, но затем изменили план действий, решив постепенно эвакуировать выступ — и приступили к планомерному выводу тылов и частей на заранее подготовленную по­зицию Михель (Френ, Норуа).

Это решение было единственно правильным.

Ослабленные германо-австрийские дивизии, естественно, не могли устоять против свежих, оснащенных танками и мощной артиллерией, корпусов американской 1-й армии. На направлении главного удара американцы имели семикратное превосходство в силах. Но немцы просчитались со сроками: во-первых, верное решение об эвакуации стало поздно осуществляться, и, во-вторых, американцы перешли в наступление быстрее чем ожидалось – и день 12 сентября стал роковым для немецкого командования.

12 сентября в 5 часов 30 минут после четырехчасовой артиллерийской под­готовки, французские и американские танки ринулись в атаку.

Под дождем, увязая в вязком размокшем грунте, они с трудом преодолевали расстояние до германских позиций.

34-я и 35-я группы тяжелых танков из-за скверных коммуникаций и технических неисправностей опаздывают и лишь одиночные машины достигают немецких окопов. 505-й танковый полк, обгоняя застрявшие на подступах к окопам и в окопах тяжелые танки, преследует отступающие части германской пехоты и выходит в район Вьевиль и Тиокур.

14-я и 17-я танковые группы при поддержке огня своей артиллерии, ослепляющей противника дымовыми снарядами, и при поддержке пехоты атакуют узлы сопротивления и пулеметные гнезда немцев. Они помогают пехоте овладеть дер. Эсей. Танки Шнейдер не смогли возглавить наступление пехоты, но они следовали вплот­ную за ее первой волной вплоть до Мезере. Здесь в один из танков попал 50-мм снаряд, убивший и ранив­ший 15 человек. Два Шнейдера были подорваны фугасами.

Настал черед и американских танкистов.

345-й батальон под мощным сосредоточенным огнем германской артиллерии с трудом преодолевал многочисленные вражеские окопы, и потеряв от прямых попаданий снарядов два танка, вместе с танками Шнейдер атаковал Эсей и, обнаружив не разрушенный мост через р. Рюпп-де-Мад, быстро переправился на противоположный берег.

5 передовых танков вместе с пехотой вступили в Эсей.

В этом местечке танкисты захватили десяток пленных. Командир батальона получил разрешение перейти через мост, если он окажется не заминирован. Отчет командира батальона гласил: «Мы по кошачьи прокрались через мост, ожидая возможности ежесекундно взлететь на воздух, но оказалось, что мост не минирован. Тогда мы перевели через мост три оставшиеся танка и двинулись по дороге на Панн. Когда мы до­стигли Панн, следовавшая за нами пехо­та заявила, что местечко занято против­ником и что она не желает входить ту­да. Чтобы успокоить ее, мы въехали в местечко на танке, где экипаж танка, вступив в рукопашный бой, захватил 30 пленных».

Таким образом, танки не только помогли своей пехоте овладеть деревней, но и захватили трофеи. Танки продолжили преследование противника на Бене, но были вынуждены вернуться – пехота отстала.

После полудня атака продолжилась.

Танки атаковали рощи севернее и северо-восточнее Бене, уничтожив ряд пулеметных точек и захватив легкую батарею.

Артиллерия, поддерживавшая боевые машины во время этого наступления, оказала им значи­тельную помощь, ведя огонь дымовыми снарядами по опушкам рощ и по наблю­дательным пунктам противника на гребнях к востоку и западу от Мезере — где действовали танки Шнейдер. Эти гребни были осо­бенно эффективно окутаны дымовой заве­сой.

Танки 344-го батальона в 8 часов с большим трудом достигают немецких позиций, рвут проволочные заграждения и пытаются преодолеть окопы. В этот момент часть машин застревает в окопах, а другая в поисках проходов обходит германские окопы с запада. В 8 часов 15 минут командир 344-го батальона отправил с почтовым голубем свое первое боевое донесение: «20 танков в бою за первой линией немецких окопов. Окопы в ужасном состоянии для танков… Делаем все возможное, чтобы вытащить застрявшие танки и двинуть их вперед».

1-й взвод батальона атаковал Арлемский клин — и ему удалось уничтожить проволочные заграждения, препятствовавшие продвижению пехоты. Но эти танки не смогли преодолеть окопы первой линии противника. Остальные машины батальона продвинулись между Ришкуром и западным берегом реки в направлении на Ля-Эвиль.

Затем танки атаковали пулеметные гнезда противника, находящиеся в роще Рат. Хотя много танков и застряло в окопах, но 25 машин достигли городка Нонсар, ворвавшись в него раньше своей пехоты. Танковый огонь подавил германские пулеметы на колокольне, а затем были уничтожены 77-мм пушки на восточной опушке рощ Рат и Кар.

Вследствие грязи, большого количества и значительной ширины вражеских окопов танки расхо­довали бензин втрое быстрее, чем предполагалось, и к 15 часам остались без горючего. Некоторое количество бензина было доставлено на салазках.

Командир батальона вспоминал: «Окопы оказались труднопроходимыми, и командир батальона видел, как некоторые офицеры и рядовые выходили из танков, чтобы вывести последние из опасного положения. Здесь он увидел трех командиров рот, стоявших под огнем на бруствере и указывавших своим ротам путь через тяжелые участки».

В итоге к исходу дня танковые части достигли: 34-я, 35-я группы и 505-й полк района Вьевиль — Тиокур, 17-я и 14-я группы — Эсей, 345-й батальон – Бене, а 344-й ба­тальон — Нонсар.

Несмотря на тяжелые тактические условия, танки непосредственно под­держивали свою пехоту, продвинулись на флангах наступле­ния I-го и IV-го корпусов на 10 — 13 км, а в центре — на 23 — 25 км.

Д. С. Паттон у своего танка Рено ФТ.

В 304-й танковой бригаде из 174-х танков, принявших в этот день участие в бою, 22 застряли в окопах и на переправах, 14 вышли из строя по техническим причинам и 3 были уничтожены огнем артиллерии противника.

13-го сентября, из-за отсутствия горючего, большинство танковых частей получили возможность принять участие в бою лишь после 12-ти часов. В 14 часов 40 минут начальник снабжения 304-й бригады прислал сооб­щение из Бомона о том, что «снабжение застряло в Бомоне до тех пор, пока инженеры не отремонтируют дороги».

Танки, поддерживающие IV-й корпус, помогали атаке пехоты на лес де-Рюп и в захвате мест. Гамм.

В I-м корпусе танки участия в преследовании беспорядочно отходящего противника не принимали. К ночи они сосредоточились в Сен-Бенуа и Виньель, оторвавшись от ушедшей вперед пехоты. 7 резервных танков 344-го батальона слили горючее из других машин – и именно они рано утром 13-го сентября оказались в состоянии поддержать части 1-й дивизии в на­правлении на Виньель. По дороге взводу пришлось повозиться с приводными ремнями вентиляторов, но сопротивления противника он не встретил. Горючее для остальных танков 344-го ба­тальона было доставлено только в 14 часов. Получив горючее, остальные 50 танков 344-го батальона дви­нулись через Нонсар на Виньель, куда и прибыли в полночь.

30 танков 345-го батальона и 22 француз­ских танка продвинулись до Сен-Бенуа.

14-го сентября боевое соприкосновение с противником танковые части имели лишь на фронте IV-го корпуса. 344-й танковый батальон, утратив связь со штабом 1-й дивизии, по собственной инициативе выступил через Сен-Морис — в направлении на Воель.

В 9 часов утра, когда танки находились в 2 км к западу oт Воеля, были получены сведения, что противник только что вытеснен из этот местечка, которое занято 20-ю француз­скими солдатами. К роще южнее местечка был выслан офицерский дозор – он должен был попытаться установить связь с какой-либо частью IV-го корпуса.

В этот момент три грузовика, доставлявшие в батальон горючее, были атакованы германским самолетом. Последний нанес бомбовый удар и открыл пулеметный огонь, но безрезультатно.

Батальон остановился между Авилер и Воелем, и танки были скрыты в изгородях. В это время 2 германских самолета прошли над ними на бреющем полете. Внимание немцев отвлек атаковавший их американский самолет – и он был ими сбит западнее Воеля.

Был выслан танковый дозор в составе трех машин и 5 пехотинцев, сидевших на броне.

Около 13-ти часов танковый дозор наткнулся на следовавший в сомкнутой походной колонне из Жонвиля на Воель немецкий пехотный батальон. Дозор немедленно развернулся в боевой порядок и открыл огонь. Батальон, по­неся большие потери, начал отходить в Жонвиль. Танки, преследуя немцев, на подходе к Жонвилю были встречены огнем легкой батареи противника и также стали отходить. Под огнем 77-мм орудий у одной машины вышел из строя двигатель, и командир дозора обратился к своему батальону с просьбой о поддержке. В ожидании помощи заглох еще один танк – тогда оба неисправных танка были прицеплены к единственно­му исправному и благополучно выведены из боя.

После того как прибыл танковый взвод из 5 машин, Жон­виль был атакован – при этом были уничтожены 5 пулеметов и батарея германцев. Причем американцы попытались вывезти трофейные орудия, но под шрапнельным огнем (несколько человек было ранено) орудия были оставлены, и взвод присоединился к батальону.

344-й батальон сосредоточился в Жонвиле, но, утратив связь со своей пехотой, контратаки немцев так и не дождался — в 21 час он получил приказ от командира бригады отойти в район сбора бригады — к лесу Тиокур. Батальон прибыл в Тиокур лишь к 5 часам 15-го сентября, подвергшись удару со стороны артиллерии противника.

345-й батальон и французские танки так­же получили приказ отойти в эту рощу, где 15-го сентября бригада и простояла на отдыхе. 16-го сентября 304-я бригада была сосредоточена в роще Азель, где оставалась до 19 сентября – ремонтируясь и готовясь к дви­жению в Аргонны.

Участие танков в ликвидации Сен-Миельского вы­ступа завершилось.

Длина фронта сократилась на 24 км. В резуль­тате успешно проведенной операции немцы потеряли 15000 солдат и офицеров пленными и 443 орудия. Американцы потеряли убитыми и ранеными 7000 человек.

И значительную роль в удачном исходе операции сыграл танковый прорыв, несмотря на серьезные шероховатости в ходе его реализации, задавший высокие темпы движения наступающих войск. Темп движения танковых частей 12-го сентября был достаточно высок — несмотря на тяжелые условия местности (грунт и водные преграды), недостаточную сколоченность и обученность частей и подразделений 304-й танковой бригады.

Сравнительно незначительные потери французских и американских танков от огня противника (2 танка подорва­лись на фугасах и 5 были уничтожены прямым попаданием снарядов) отчасти объясняются тем, что большая часть артиллерии немцев отходила на по­зицию Михель, и противник не оказывал упорного сопротивления.

Немецкое командование, чтобы приостановить беспрепятственное наступление танков, пыталось встретить бронированные машины огнем артиллерийских бата­рей, расположенных в населенных пунктах или в лесу, применяло фугасы, пулеметный огонь и бомбардировки с аэропланов (обстреливались и пункты сборов танков и колонны машин с горючим).

Обращает внимание недостаточно тесная связь с танкистами общевойско­вого командования. Так, 344-й батальон 13 — 14 сентября действовал вне связи со своей пехотой и даже осуществлял розыск штаба 1-й пехотной дивизии — чтобы получить приказ о дальнейших действиях. Недостаточное внимание к действиям танков со стороны командования может характеризовать и такой случай. Начальник дорожной полиции не пропускал танки через Эсей, ссылаясь на то, что он имеет приказание пропускать только обозы (!).


Сгоревший Рено ФТ

Очень плохо был организован подвоз горючего вслед за наступаю­щими танковыми частями. Уже с 15-ти часов первого же дня боя они ощущали недостаток горючего. Часть танков из-за отсутствия горючего не участвовала в преследовании противника. Следует учесть, что расход топлива превысил расчеты в три раза, в то время как подача даже намеченного объема горючего в должной мере не была налажена.

13-го сентября топливо было подано лишь ко второй половине дня. Командир 344-го батальона в одном из своих донесений писал: «13 сентября… было отмечено борьбой за получение бензина для тан­ков и ясно доказало необходимость иметь в каждом батальоне гусеничные тракторы для доставки горючего по бездорожью — так как дороги оказались на­столько забитыми, что грузовикам с горючим понадобилось 32 часа для того чтобы преодолеть 14-километровое расстояние».

Применение танков в Сен-Миельской операции стало первым в истории американских бронетанковых войск, когда была введена в бой крупная танковая часть – 304-я бригада.

Эта операция изобиловала досадными промахами и поучительными выводами, значимыми для будущего развития танковых войск (поняли о важности предоставления танковым командирам достаточного времени для проведения непосредственной разведки, о важности взаимодействия танков с пехо­той, необходимости очень четкой и своевременной работы боевого обеспечения и т. д.). Но эти бои послужили прекрасной боевой школой для батальонов 304-й танковой бригады, и благодаря полученному боевому опыту они прекрасно проя­вили себя в последующих и последних для них боях мировой войны — в Аргоннах.

Алексей Олейников
Tags: военное дело, первая мировая война
Subscribe

Posts from This Journal “первая мировая война” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments