gusev_a_v

Category:

Разные войны?

Александр Чубарьян: "Найти консенсус сложно, но тема войны с нацизмом - неподходящий случай для педалирования своей исключительности". Фото: Аркадий Колыбалов/РГ
Александр Чубарьян: "Найти консенсус сложно, но тема войны с нацизмом - неподходящий случай для педалирования своей исключительности". Фото: Аркадий Колыбалов/РГ

Юбилей 75-летия Победы вдохнул новую жизнь в дискуссию о том, в какой войне, Великой Отечественной или Второй мировой, участвовали молодые государства, образовавшиеся на месте бывших союзных республик. О том, как разнобой мнений повлияет на содержание нового совместного учебного пособия, наш разговор с научным руководителем Института всеобщей истории РАН, академиком Александром Чубарьяном.

Александр Оганович, послушаешь директоров институтов истории стран СНГ, которые на днях обсуждали онлайн-концепцию нового общего пособия о Великой Отечественной, и получается, что они в разных войнах 75 лет назад победили?

Александр Чубарьян: У большинства - общая точка зрения. Но, да, есть "нюансы". Это прежде всего зависит от прошлого некоторых стран, от их положения в составе Российской империи, а потом Советского Союза. Подход к этим вопросам, мне кажется, особенно важным, потому что он отражается не только в академических работах, но и в учебниках, школьных и вузовских. Это то, что называется "историческая память", которая закладывается в сознание молодого поколения.

Не во всех, но во многих странах бывшего Союза период, когда они находились в составе Российской империи, назван колониальным. Мы, историки СНГ, недавно обсуждали, что такое "советский период", и тоже выявили "разночтения" и особенности трактовок.

Но, думаю, что вы уже знаете, какие будут замечания?

Александр Чубарьян: Да, когда мы общались онлайн, интересными и дискуссионными были предложения наших узбекских коллег, в целом поддерживая российскую точку зрения, предлагают собственные методологические наработки в видении истории Второй мировой войны.

В последние годы политика исторической памяти в Узбекистане изменилась. Об этом пишут лауреаты Пушкинского конкурса "РГ" из этой республики. Они приводят в пример историю с памятником Герою Советского Союза генералу Собиру Рахимову. При президенте Каримове его убрали из центра Ташкента. Сейчас вернули на место…

Александр Чубарьян: Я знаю и нынешнего директора Института истории Узбекистана, и старого. И могу сказать: "тенденции", о которых вы говорите, не коснулись ученых-историков. Новое руководство института заверило нас, что готово участвовать в создании общего учебного пособия. А "нюанс" состоит в том, что узбекские коллеги стоят за более глобальные темы, хотят больше методологии - все это, с их точки зрения, позволит нам сотрудничать с коллегами из стран, не входящих в СНГ. В целом сегодня я могу сказать, что Узбекистан проявляет конструктивный подход к совместному труду.

Например, выступает за большую демократизацию и открытость нашей работы в рамках ассоциации директоров институтов истории. И я это поддерживаю.

Однако, согласитесь, мира даже среди историков СНГ, не говоря уже о дискуссиях с украинцами или грузинами, нет. На прошлом онлайн-заседании ассоциации всех поразило заявление вашего коллеги из Молдавии, что заниматься пособием в Молдавии просто некому. Нет специалистов по истории войны…

Александр Чубарьян: Да, существуют определенные сложности с Молдавией. Дело в том, что там практически официально, по крайней мере на уровне руководства академии наук, заявляли, что Молдавия вообще не участвовала в Великой Отечественной войне. А часть территории, которая была в составе СССР, как они пишут, "была оккупирована Советским Союзом". Но эта точка зрения не в состоянии опровергнуть тот факт, что тысячи молдаван вместе с другими гражданами нашей общей на тот момент страны победно воевали с нацизмом. И из опыта нашего сотрудничества с молдавскими историками я уверен, что мы найдем приемлемую для всех формулировку с учетом "нюансов".

Вы считаете, что это возможно?

Александр Чубарьян: Для меня лично ценность работы с поиском общей позиции состоит в том, что мы уходим от устоявшихся старых подходов в описании истории войны: сколько было в одной республике героев, сколько в другой, кто в каких сражениях участвовал и т.д. Именно в таком пособии полезнее перейти от характеристик только военных действий к проблемам антропологического характера. Скажем, "Человек на войне". Или "Война и общество" по отношению к каждой республике. На примере Белоруссии было бы интересно рассмотреть тему "Человек в партизанском движении" и "Человек в подполье". Почти не тронутый учебными пособиями пласт - отношение различных слоев общества к войне: "Интеллигенция и война", "Деятели культуры и война". Если говорить о фронте, то почему бы не выделить тему "Советское офицерство". Какие были настроения офицеров, которые вернулись после освободительного похода в Европу? Это будет интересно всем республикам. Изучение таких тем было бы полезно не только школьному учителю, но и ученым СНГ - как приглашение к диалогу.

"Человек в подполье" - "Молодая гвардия" и Краснодон... Контакты с украинскими коллегами у вас есть?

Александр Чубарьян: Мы хотим привлечь к обсуждению готовящегося пособия коллег из стран, которые не участвуют в нашей работе в рамках СНГ. Я имею в виду прежде всего украинцев. Осторожно скажу, что контакты с Институтом истории Украины НАН в некоторой степени возобновились. Мы вместе с Национальной академией наук сейчас готовим издание одной из рукописей XVII века из наших архивов. Украинцы согласились издать ее у себя. Я думаю, что можно будет поставить перед ними вопрос и об участии в работах, посвященных истории Великой Отечественной войны.

А есть ли точки научного соприкосновения с прибалтийскими странами? Ведь двусторонние комиссии историков прекратили свою работу.

Александр Чубарьян: Найти консенсус здесь очень сложно. У прибалтов своя точка зрения на, как они говорят, "оккупацию" их стран со стороны СССР в 1940 году. В 2020 году - 80 лет событию, которое накладывает отпечаток на позицию историков. В Литве, например, вообще отрицание "оккупации" может стать поводом даже для уголовного преследования. Но все же я хочу предложить коллегам по российско-литовской комиссии, которая возобновляет работу, присоединиться к созданию пособия. На конец августа намечен онлайн-"круглый стол" с литовскими историками по теме "Столетие договора Литвы с Советской Россией", почему бы не попробовать обсудить тему участия граждан республик Балтии в войне против нацизма.

Очень важна "историческая память", которая закладывается в сознание молодых поколений

По мнению директора Института истории государства комитета науки минобрнауки Казахстана Буркитбая Аягана, в новом учебном пособии хорошо бы усилить тему вклада антигитлеровской коалиции в победу. А чтобы расширить целевую аудиторию, нужно напечатать его на русском, английском и немецком языках. Какая аудитория, с вашей точки зрения, у этой книги?

Александр Чубарьян: Прежде всего страны СНГ. Но я думаю, что издание на английском языке имело бы большое общественное звучание. Мы смогли бы показать всему миру наши общие подходы к вопросам истории войны. В частности, к вкладу союзников в Победу. Я вспоминаю, что еще совсем недавно российские историки очень плодотворно сотрудничали с американскими по тематике Второй мировой войны. Никто из заокеанских коллег тогда не отрицал решающего вклада Советского Союза в разгром нацизма. Единственное, что их беспокоило, чтобы мы не забывали и их роли. Поэтому я за то, чтобы достойно представить ее в новом учебном пособии, как предлагают казахские и узбекские историки. У нас годами обсуждалось, какой процент от военных расходов составлял ленд-лиз. Недавно президент еще раз назвал эту цифру - 7 процентов. Ее никто не оспаривает. И об этом важно написать в общем пособии.

Вообще, в последнее время я наблюдаю стремление наших коллег из разных стран СНГ расширить сотрудничество с историками государств - участников антигитлеровской коалиции, прежде всего из США, Англии, Франции.

Благородно. Особенно на фоне твитов Белого дома, где в качестве победителей упоминались только Соединенные Штаты и Великобритания.

Александр Чубарьян: Да, я удивился. Но все же направил письмо американским коллегам, предлагая возобновить сотрудничество. В этом заинтересованы прежде всего мы и коллеги из США. В наших учебниках для средней школы по всеобщей истории рассказывается о действиях союзных войск в Северной Африке, о роли американо-английских войск в освобождении Италии. И, конечно же, о втором фронте в Европе. Но я видел многие американские и европейские учебники. И там даже о Сталинградской битве ничего не говорится!

Как вы оцениваете тему особого, отдельного вклада союзных республик в Победу? Тезис "Победил советский народ" для некоторых историков, даже в Белоруссии, неочевиден.

Александр Чубарьян: Такая тенденция есть. Она связана с тем, что эти страны находятся в поисках своей национальной идентичности и легитимизации своих государств. На этом фоне и происходит гиперболизация своего значения в том или ином историческом событии.

Но то, что Белоруссия и Украина внесли гораздо больший, чем другие республики, вклад в партизанское движение, неоспоримо. Все-таки основные военные действия происходили на территории этих республик. Они же понесли наибольшие потери мирного населения в результате оккупации. На этом и основаны некоторые особенности исторической памяти, присущие современным Белоруссии и Украине. С этим надо считаться. Но все же, с моей точки зрения, поиск своей национальной идентичности надо строить на позитиве. В том числе на сотрудничестве с другими странами, а не за счет противопоставления им. Тема войны с таким глобальным врагом, как нацизм, - это неподходящий случай для педалирования своей исключительности. В этом будет главный смысл нашего учебного пособия.

Теперь о немецких историках. Они в меру своих сил противостоят политикам. Я имею в виду директора мюнхенского Института современной истории Андреаса Виршинга, который в соавторстве с министром иностранных дел Германии Хайко Маасом опубликовал в журнале "Шпигель" статью к 75-летию окончания Второй мировой войны. Там было сказано: "Германия единственная несет ответственность" за развязывание страшнейшей бойни XX столетия… Есть у вас общие с немецкими коллегами проекты?

Александр Чубарьян: Андреас Виршинг - сопредседатель российско-немецкой комиссии историков. В январе 2021 года жду его приезда в Москву. Начнем готовить сборник документов по истории XX века, в том числе по истории возникновения и хода Второй мировой войны. Это будет приложение к трем томам российско-германского учебного пособия, которые мы презентовали не так давно.

Источник


Вместо того чтобы комментировать это интервью самостоятельно приведу басню Сергея Михалкова... 

«Слон-живописец»

Слон-живописец написал пейзаж,
Но раньше, чем послать его на вернисаж,
Он пригласил друзей взглянуть на полотно:
Что, если вдруг не удалось оно?
Вниманием гостей художник наш польщен!
Какую критику сейчас услышит он?
Не будет ли жесток звериный суд?
Низвергнут? Или вознесут?
Ценители пришли. Картину Слон открыл.
Кто дальше встал, кто подошел поближе.
"Ну, что же, - начал Крокодил, -
Пейзаж хорош! Но Нила я не вижу..." -
"Что Нила нет, в том нет большой беды! -
Сказал Тюлень. - Но где снега? Где льды?" -
"Позвольте! - удивился Крот. -
Есть кое-что важней, чем лед!
Забыл художник огород". -
"Хрю-хрю, - прохрюкала Свинья, -
Картина удалась, друзья!
Но с точки зренья нас, свиней,
Должны быть желуди на ней".
Все пожеланья принял Слон.
Опять за краски взялся он
И всем друзьям по мере сил
Слоновьей кистью угодил,
Изобразив снега, и лед,
И Нил, и дуб, и огород,
И даже - мед!
(На случай, если вдруг Медведь
Придет картину посмотреть...)
Картина у Слона готова,
Друзей созвал художник снова.
Взглянули гости на пейзаж
И прошептали: "Ералаш!"

Мой друг! Не будь таким Слоном:
Советам следуй, но с умом!
На всех друзей не угодишь,
Себе же только навредишь.



Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.