gusev_a_v

Categories:

Такая большая политика

Сто лет назад в Минске была подписана Декларация о независимости ССРБ, такой материал опубликован в «Российской газете» и я хотел его перепостить без комментариев, но перечитав решил некоторые места прокомментировать. Мои комменты будут зажиренным шрифтом — остальное «Российская газета». 

В истории вообще и в белорусской в частности есть даты незаметные, но очень важные. Ровно сто лет назад, в субботу 31 июля 1920 года, в Минске была подписана декларация о провозглашении независимости Советской Социалистической Республики Белоруссии (ССРБ). 

Уже самому этому факту впору удивляться - ведь хорошо известно, что советская республика с подобным названием была торжественно провозглашена еще 1 января 1919 года. В чем же тогда состояла логика подписания упомянутой декларации?

Хорошо известно, что первая ССРБ уже в феврале 1919 года превратилась в Литбел, который, в свою очередь, продержался лишь до середины июля того же года. В условиях сложных реалий гражданской войны тактические решения советского руководства по белорусскому вопросу менялись часто. Были в высоких кабинетах, прежде всего в окружении товарища Троцкого, и те, кто ни о какой государственности в Минске и слышать не хотел. Известный белорусский историк член-корреспондент НАН Беларуси Игорь Марзалюк в своей недавней книге "100 лет БССР. Реалии и мифы" подчеркивает: "К сожалению, те, кто не хотел принимать во внимание факт самоопределения белорусского народа, в самом деле интриговали по полной".

 Но когда в июле 1920-го военная удача, как казалось большевикам, окончательно улыбнулась Красной Армии и фронт стал стремительно приближаться по направлению к Варшаве, белорусскую советскую государственность решили реанимировать. 

Мотивы такого решения хорошо представлены в той самой декларации от 31 июля. Республику провозглашали "в полном согласии с Красной Армией и Революционным военным советом Западного фронта именем восставших рабочих и крестьян", но не на пустом месте. Объявлялось, что "основные положения об организации народнохозяйственной жизни, провозглашенные 1 января 1919 года… восстанавливаются в полной мере", а "все законы и постановления польской оккупационной власти о восстановлении частной собственности… отменяются".

Показательно, что широким массам о ССРБ рассказали не сразу, а лишь спустя десять дней

Почему и чем этот факт для «Российской газеты» показателен — автор не сообщает.

Очень важными были те строки декларации, где речь шла о том, что возрождающаяся республика определяет свою западную границу по этнографической границе с "примыкающими к ней буржуазными государствами". 

Тут-то и коренился весь смысл реанимации ССРБ. В конце июля 1920 года вожди большевиков не исключали варианта, по которому граница с Польшей будет проведена по предложенной в Лондоне "линии Керзона", прочерченной как раз по этнографическим основаниям. Ускорило создание обновленной государственности в Минске и подписание Советской Россией 12 июля 1920 года договора с Литвой, призванного облегчить наступление на польские позиции.

Показательно, (уже второй раз для «Российской газеты» это показательно), что широким массам о ССРБ рассказали не сразу. Только во вторник 10 августа эту запоздавшую новость смогли прочесть читатели "Правды" под датой "Минск, 8 августа", а в среду 11 августа эта информация появилась на первой странице "Известий", но с датой 31 июля. Качество этих коротких публикаций было своеобразным. Например, "Известия" вообще выдумали главного белорусского большевика - среди подписантов декларации наряду с реальными лицами во главе с Александром Червяковым и Всеволодом Игнатовским значился на первом месте некто Литбель.

А уже с 16 августа, когда поляки у стен Варшавы перешли в контрнаступление, известное как "чудо на Висле", тактические причины нового провозглашения белорусской государственности по-советски быстро отпали. Юзеф Пилсудский в должности начальника государства и при маршальских погонах ни о какой линии Керзона в изменившихся условиях и слышать не хотел. 

Честно говоря, тональной публикации такова, что кажется будто авторы российского официоза очень недовольны тем, что большевики хотели объединить белорусский народ в рамках одной республики. Что такого «показательного» в несвоевременном информировании населения в условиях гражданской войны, бардака и дезорганизации? Почему официоз не пишет, что именно было в этом показательного?

Но белорусский вопрос оказался не так-то прост, а образование ССРБ, как выяснилось, имело еще и многолетнее стратегическое измерение. Это начало подтверждаться уже осенью 1920-го, когда боевые действия Польши и Советской России сменились дипломатическим противостоянием в Риге, где стали договариваться о мирном договоре.

Поляки существование ССРБ и прибывшего в Ригу ее представителя Червякова официально признавать не захотели, и Рижский мир 18 марта 1921-го от имени Беларуси подписали представители РСФСР. 

Как известно, этот договор привел к многолетнему разделу этнографической белорусской территории на советскую и польскую части, причем последнюю Пилсудский ни в какую не хотел считать белорусской. Уже 4 ноября 1920 года на совещании в Вильно маршал сказал как отрезал: "Беларусь существует только за пределами польского государства", а чуть позже выразился еще яснее: "Белорусскую политику пусть черти поберут".

Надменное игнорирование существования белорусов и белорусского вопроса, как вскоре выяснилось, дорого обошлось межвоенной Польше. О том, что будет дальше, разведка в Варшаве знала еще в 1920-м из разведдонесений, которые посылал из Риги известный впоследствии польский политик и литератор Ежи Стемповский (1893-1969). Под именем западного журналиста Раймунда Нихольма он встретился с Червяковым, который произвел на него впечатление человека уравновешенного, спокойного и рассудительного. Спокойно и рассудительно руководитель ССРБ объяснил, что последствием раздела Беларуси будет национальное белорусское движение в Польше, стремящееся к воссоединению с советской Беларусью. Прогноз этот поляки пропустили мимо ушей, а он сбылся уже совсем скоро с абсолютной точностью.

Провозглашенная же в 1920-м вторично белорусская советская республика стала именно той, что в декабре 1922 года подпишет договор об образовании СССР. И этим тоже она ценна матери-истории.

Я конечно, не склонен улавливать двойную мораль в тексте российского официоза по отношению к истории братской республики. Но учитывая новости, идущие из Белоруссии ничего исключать нельзя...



Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.