gusev_a_v

Categories:

Музей бандеровцев ГУЛАГа?

Бывший вице-губернатор Свердловской области единоросс Сергей Носов создаст музейный комплекс, посвященный советской тоталитарной карательной системы ГУЛАГ. Сейчас Носов губернатор Магаданской области. Музей истории ГУЛАГа и Фонд Памяти подали заявку в правительство Магаданской области на присвоение территории бывшего лагеря системы ГУЛАГ "Днепровский" статуса объекта культурного наследия.

Фото: Российская газета
Фото: Российская газета

"Днепровский" расположен в 320 км от Магадана и входит в число хорошо сохранившихся лагерей на территории России. Он доступен для познавательного туризма и может стать историческим парком, Так же в музейно-мемориальную инфраструктуру планируется включить объект культурного наследия "Штрафной изолятор" Управления Северо-Восточными исправительно-трудовыми лагерями Дальстроя НКВД СССР. Перед этим пройдет его музеефикация.

- Присвоение "Днепровскому" нового статуса позволит создать мемориальную инфраструктуру, сохранить объект в его сегодняшнем состоянии и поможет сделать историю региона доступной для людей, - сообщает «Российская газета» со ссылкой на губернатора Магаданской области Сергея Носова.

В дальнейшем "Днепровский" планируется превратить в культурно-исторический комплекс. Он войдёт в единую музейно-мемориальную инфраструктуру, объединяющую музеи памяти жертв массовых репрессий, тематические экспозиции краеведческих музеев, а также мемориальные места и объекты. Экскурсии в культурно-исторический парк "Днепровский", как ожидается будут запущены в 2021 году.

Некоторые блогеры описывают «Днепровский» как лагерь для бандеровцев. Пиар «Днепровскому» обеспечил некто Петер Демант, который некоторое время трудился там в качестве маркшейдера.

После чего Демант написал мемуары и стал видным членом «Мемориала». Личность предельно мутная. В Википедии указывается, что пострадал от сталинского антисемитизма и 13 июня 1941 года в числе большой группы черновицких евреев был арестован сотрудниками НКВД и 18 июня выслан в Сибирь.

Сам же он уверяет, что он не еврей, а австриец. И пострадал от тоталитаризма как австриец, который служил в румынской армии, а до этого учился в Германии.

Был осужден дважды. Второй раз в 1946 году. На сайте «Мемориала» указано, что за «контрреволюционный саботаж». Однако сам он говорит, что его осудили по статье 58-10. А это не саботаж. Это пропаганда и агитация, призывы к свержению существующего строя.

От «тоталитарного режима» пострадал и его отец. Только не от сталинского. А от царского. Вот рассказ самого Деманта:

«Мой отец во время первой мировой войны участво­вал в боевых действиях про­тив Антанты и попал в русский плен. Более трех лет его содержали где-то в сибирских тюрьмах, и за эти годы он трижды совершал побеги. 

Первый раз его поймали где-то в Забайкалье с чужими документами, в которых он значился русским. Но какой из него русак, если он с сильным немецким акцентом разговаривал! 

Отправили в Читу вместе с пленными ту­рками. Но он сумел второй раз сбежать, ушел в Харбин. В этом городе хотел обратиться в шведское посольство, которое могло его через Аме­рику переправить в Австро-Венгрию. 

Но охрана посоль­ства не захотела его выслушать, арестовала и передала российским властям. Опять заключили в тюрьму... Соседи по камере, пленные турки, знали, что отец дважды совершал побег, и предложи­ли ему вновь решиться на этот шаг – уйти через Гоби в Монголию и далее – в Афганистан. Но он избрал другой путь и снова в одиночку ушел в побег. Добрался до Иркутска, на дворе уже была зима. И тут помог ему один священник. Каким образом? 

Отец попал на какой-то религиозный праздник, который проходил на реке. По обычаю в прорубь бросали железный крест, и кто-то должен был его достать, ны­ряя в ледяную воду. Обыч­но для этой цели за опреде­ленную плату церковники нанимали цыган. 

В этот же раз ныряльщик то ли мороза испугался, то ли хотел, чтобы больше заплатили ему, заартачился. А народ ведь ждёт, церемония задержива­ется. И тут какой-то мужик, прорвавшись сквозь толпу, молча раздевшись, ныряет в прорубь и достает крест. Это был мой отец.

После праздника доставили его к священнику. Тот начал интересоваться, что за человек, откуда и так далее. Отец, конечно, не стал ему рассказывать свою историю, а на­звался мещанином Степано­вым, которого якобы ограби­ли разбойники. А священник и говорит ему: 

«Вижу я, какой ты Степанов, говоришь-то не ахти как по-русски. Ну да ладно, не бойся, не сдам тебя властям. Ты меня выручил, и я тебе помогу. Говори, что нужно». 

Отец сказал, кто он на самом деле, куда путь держит. Переправил его священнослужитель в Пермь с караваном, следовавшим на ярмарку. А оттуда отец, ради Христа по­прошайничая, пошел на се­вер в сторону Финляндии. Добрался до неё и через Швецию попал на родину – в Австро-Венгрию».

В то время когда военнопленный папа Деманта бегал по Сибири и занимался моржеванием, русские в австро-германском плену тысячами умирали от голода. Но это, как говорится совсем другая история. 

Успехов Носову!



Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.