gusev_a_v

Categories:

Веселие Руси пити, не может без того быти

Фото: ILTA-Sanomat
Фото: ILTA-Sanomat

Минфин предложил повысить минимальную розничную цену на водку с 1 января 2021 г. на 3,5% – до 238 руб. за поллитровку с нынешних 230. 1 января этого года «беленькая» тоже подорожала – в 2019 г. она стоила минимум 215 руб. Повышение стоимости алкоголя для государства – способ и пополнить бюджет, и уменьшить тягу населения к зелью. И за последние 100 лет Россия видела самые разные попытки решить обе эти проблемы. Об этом пишет АиФ. И делает он это в стиле оголтелой антисоветской пропаганды. Я сначала процитирую как это подает пропагандист Олег Герчиков из АиФ, а потом дам краткое описание тех же самых событий от компетентного историка. 

Совок виноват и за то, что запрещал, и за то, что разрешал

Большевики по мнению Герчикова виноваты во всем: в том, что царь запретил продажу водки, а они во время гражданской войны не отменили запрет. Виноваты, конечно, и в том, что потом запрет отменили. Мало того, отменив запрет выпустили водку слабую, 30-градусную... Далее цитата:

«После революции из всех «пережитков проклятого прош­лого» молодую советскую власть едва ли не больше всего беспокоило именно пьянство. Поэтому большевики продлили дейст­вовавший с начала мировой войны царский «сухой закон». В конце 1919 г. Совнарком принял декрет о запрете изготовления и продажи спирта и крепких напитков на территории страны. Во время Гражданской войны за его нарушение полагалось 5 лет с конфискацией, но сгоряча «контру-само­гонщика» могли и к стенке по­ставить. Недаром пролетарский поэт Демьян Бедный стращал народ стихами-агитками: «Вино выливать велено, а пьяных – сколько ни будет увидено, столько будет расстреляно». Однако победить «контру» оказалось нелегко. Изголодавшийся по выпивке народ, през­рев опасность, массово занялся самогоноварением. И вскоре большевики пошли на попятную: решили возродить официальное производство спирт­ных напитков. А поскольку председателем Совнаркома СССР с 1924 г. был товарищ Рыков, то пошедшую в продажу первую советскую водку стали звать в народе в его честь. ­Писатель Михаил Булгаков писал в дневнике: «В Москве событие – выпустили 30-градусную водку, которую публика с полным основанием назвала «рыковкой». Отличается она от царской водки тем, что на десять градусов слабее, хуже на вкус и в четыре раза её дороже».

Николай II: я предрешил казенную продажу водки воспретить навсегда

Совсем иначе введение сухого закона в России описывает Владислав Аксёнов, старший научный сотрудник Института российской истории РАН. Он пишет, что царь ввел сухой закон не с началом войны, а 22 августа 1914 года. И после весьма интересных обстоятельств.

«Первоначально ограничение мест продажи питейных напитков рассматривалась в качестве временного мобилизационного мероприятия. Однако результаты оказались неожиданными и неприятными. Военные власти, стараясь пресечь пьянство призывников, столкнулись с волной винных погромов, прокатившихся по Сибири, Уралу, Поволжью и Центральной России. Тревожные донесения в Главное управление неокладных сборов и казенной продажи питей поступили уже 22 июля 1914 г. из Томской губернии. За неполные пять дней в разных местах было разгромлено более двадцати винных лавок и складов. В Кузнецке склад был взят приступом и в течение нескольких дней находился в руках запасных (солдаты запасных частей и соединений, формирующихся для отправки на фронт). Не рискуя проникать внутрь, полиция снаружи наблюдала за происходящим, лишь сообщая руководству о доносившихся изнутри глухих «ударах железа». При разгроме склада в Барнауле начался пожар. [...]

Так как пьянство запасных всерьез напугало власти, да и мобилизационные мероприятия выходили за первоначальные сроки, на заседании 9 августа 1914 г. Совет министров решил продлить до 1 сентября запрет на продажу на вынос всех спиртных напитков, кроме виноградного вина, а также увеличить срок ограничений для распивочной торговли. [...]

22 августа Николай II повелел продлить запрет на продажу спирта, вина и водочных изделий для местного потребления вплоть до окончания войны. [...]

Ну, и  повторю цитату Булгакова, которую приводит Герчиков про советскую водку «рыковка»:

«Отличается она от царской водки тем, что на десять градусов слабее, хуже на вкус и в четыре раза её дороже».

А вот что пишет историк Аксёнов:

«Идея понижения градуса коснулась даже любимого народного сорокаградусного напитка, в связи с чем 16 и 29 августа (1914 года) соответствующий вопрос разбирался на заседаниях Совмина. Для начала предложено было понизить крепость водки до 37 %. Как и прежде, обсуждение этого вопроса закончилось весьма неожиданной царской резолюцией. 10 сентября Николай II собственноручно написал в особом журнале Совета министров: «Делу этому не давать хода ввиду того, что я предрешил казенную продажу вина (водки) воспретить навсегда».

Навсегда!

Вы удивлены, что после этого его расстреляли?

Для справки

Фраза в заголовке  из летописи «Повесть временных лет» древнерусского летописца Нестора (вторая пол. XI — нач. XII в.), где повествуется о том, как киевский князь Владимир Святославович, или Владимир Святой (ум. 1015) выбирал веру для Руси. От принятия мусульманства, которое запрещало употребление вина, он отказался: Руси есть веселие пити, не можем без того быти. И потому князь Владимир предпочел православие, поскольку Православная церковь употребление вина не запрещает и даже использует последнее в обряде причастия.



Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.