gusev_a_v

Categories:

Лошадь Красной армии

20 августа 1939 года Совет народных комиссаров откорректировал инструкцию по организации и содержанию фонда «Лошадь Красной армии». Согласно положению инструкции в фонд "Лошадь - Красной Армии" выделялись лучшие лошади (за исключением племенных производителей и маток), отвечающие требованиям службы в РККА и, в первую очередь, артиллерийского и верхового сортов, в размере пяти процентов от общего поголовья лошадей по каждому колхозу, совхозу и другим государственным и кооперативным предприятиям (хозяйствам).

В августе были приняты изменения, а сама инструкция при участии Семена Буденного была разработана в марте 1939 года.

Согласно первому варианту инструкции, все советские единоличники, которых к 1940-му году насчитывалось около 4 млн. хозяйств от участия в содержании фонда «Лошадь Красной армии» освобождались. А в хозяйствах единоличников были миллионы лошадей!

Попадание лучших лошадей в резерв фонда не означало изъятия лошади у хозяйства. Просто вводились ограничения по использованию таких лошадей на тяжелых работах и особое внимание к содержанию.

Дополнительная инструкция, изданная в августе, акцентировала внимания на подборе верховых и артиллерийских лошадей. Их и не хватало.

Лошадь в легкую артиллерию требовалась ростом не менее 151 см, а в запряжку тяжелой артиллерии – не менее 154 см.

Самые низкие требования предъявлялись к обозным лошадям – рост не менее 1 м.44 см.

В верховые лошади РККА попадали экземпляры ростом не менее 1 м 49 см. Во вьючные – от 1 м. 42 см до 1 м. 48 см.

До революции лошади у населения были малорослыми. Всего лошадей до советской власти имелось в империи почти 35 млн. штук. Из этого числа 16 млн. были ростом до 1 м 31 см, а 12 млн. до 1 м. 40 см.

То есть, то поголовье, которое досталось СССР от царского режима, не годилось даже в обозы.

У колхозов и совхозов лошадей забирали в армию не бесплатно, а по госцене, установленной СНК СССР.

Чем больше лошадей в хозяйстве – тем больше (5 процентов) хозяйство отдает лошадей на нужды обороны.

Совершенно иначе было организовано дело в царское время. Пождробьно это описывает Максим Оськин в книге «Крах конного блицкрига»:

Оськин пишет:

«…в конце 1915 года, как только выяснилось, что война затягивается на неопределенное время, а значит, надо заняться нуждами народного хозяйства страны, было твердо установлено, что в каждом крестьянском дворе обязательно оставляется пара лошадей».

Однако у 63,9 процентов  крестьян не было этих двух лошадей изначально.

Более того, как пишет Оськин,

«…в крупных помещичьих и хуторских хозяйствах оставлялись по две лошади на каждую десятину посева. То есть вдвое, а то и втрое больше. Причина этому заключается в том, что именно данный тип хозяйств давал главную долю товарного хлеба, который, собственно, и шел в армию, в то время как крестьянское хозяйство в годы войны имело тенденцию своего развития к натурализации — самообеспечению. Представляется, что это сравнительно справедливо: крупные хозяйства имели большую прибыль, однако только они и могли обеспечить фронт продфуражом…»

Проще говоря, в СССР чем больше имело хозяйство лошадей, тем больше оно выделяло животных в фонд «Лошадь Красной армии». А единоличники в этой программе вообще не участвовали.

Император Николай II
Император Николай II

В царской России, чем богаче было хозяйство, тем меньше на него была «лошадиная нагрузка».

Это, между прочим, одна из причин, почему в первую мировую войну в Российской империи, поддержка правительства населением была в значительной степени ниже, чем поддержка населением СССР правительства в годы Великой Отечественной войны.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.