gusev_a_v

Categories:

Других писателей у меня для вас нет!

История одной склоки…

Склоки, стукачество, интриги и т.п. всегда были визитной карточкой творческой интеллигенции. И фраза, вынесенная в заголовок - это как раз мнение товарища Сталина о писательском сообществе.

Сейчас всё что связано с негативными процессами в советском обществе представляет для историков колоссальный интерес. Не стали исключением и уральские писатели. Историк Н.С. Журавлева, например, изучает конфликты в среде свердловских писателей. По её мнению Свердловск был в 30-е литературной столицей Урала. Не удивительно, что среди «инженеров человеческих душ» за должность председателя союза писателей Свердловской области шла постоянная грызня. И не только за это...

Журавлёва указывает, что за период с 1934 по 1940 гг. в Свердловском отделении ССП сменилось пять руководителей (Н. И. Харитонов, П. И. Новик, И. С. Панов, А. Ф. Савчук, П. П. Бажов).

Наиболее авторитетные свердловские писатели той поры, это конечно, П.П. Бажов и А.П. Бондин.

 Журавлёва пишет:

«Осенью 1939 г. Свердловский ТЮЗ взялся за инсценировку «малахитовой шкатулки» и предложил ему в качестве соавтора С. Ф. Королькова. Пьесу написали, и она с успехом прошла на сцене театра. Произведением заинтересовались другие коллективы, что, по мнению современников, вскружило голову С. Ф. Королькову. В местной периодике появились статьи, где он представлялся вымогателем и обидчиком П. П. Бажова, пытавшимся его лишить авторских прав на пьесу. в «литературной газете» руководитель Свердловского ССП А. Ф. Савчук на его примере показал, что до сих пор сохранился тип «литератора», ничего не написавшего, но каким-то образом присутствующего в литературе. 

Он даже заметил, что тот прослыл хулиганом, избив писателя Гудкова, а прежде был уволен из «Уральского рабочего» за поведение, порочащее советского журналиста. Большинство уральских литераторов также осудили С. Ф. Королькова. их возмутило то, что он без согласия соавтора «вовсю торговал пьесой»: предлагал театрам и клубам, издательству «Искусство». Документы отражают, что особую неприязнь коллег вызвало его стремление заработать деньги на инсценировке, а также изъятие по его требованию фамилии П. П. Бажова с программ и афиш. 

В итоге С. Ф. Королькова исключили из состава ССП «за вымогательство и бесчестное отношение к Бажову».

Так выглядела в общих чертах история, испортившая репутацию писателя С. Ф. Королькова и приведшая к забвению его имени. Между тем изучение архивных материалов и периодики 1930-х гг. позволяют взглянуть на эти разногласия иначе — со стороны обвиняемого. 

Во-первых, А. Ф. Савчук заблуждался насчет отсутствия у него публикаций: за 1933—1936 гг. в местной печати их насчитывалось шестнадцать. К. в. Горбунов, проверявший организацию в 1936 г., отметил, что, по отзывам издательства СвердлоГиз, тот работает весьма успешно. 

Во-вторых, он признался, что из «Уральского рабочего» его «выжила» В. Виноградова, считавшая себя всесильной из-за покровительства мужа И. Д. Кабакова — первого секретаря Свердловского обкома вКП(б).

В-третьих, по «делу Бажова» С. Ф. Корольков отметил: «во всех документах значится, что я инсценировал пьесу. На этом основании я считал себя автором. Я мог бы вообще нигде не упоминать фамилию Бажова, но я его очень уважаю как хорошего старика, поэтому первое время не возражал, что фамилия его ставилась в афишах. Вообще, Савчук сфабриковал все документы и настроил против меня т. Бажова».

Между тем эта резонансная для провинции история была воспринята в столице совсем иначе. На совещании бюро областных комиссий ССП 4 июля 1940 г. москвичи поддержали С. Ф. Королькова. По их мнению, не имелось материалов, характеризующих его как жулика: он указал, что пьеса создана по мотивам уральских сказок П. П. Бажова. его исключение из Союза большинство присутствующих посчитали ошибкой, а инсценировку — добросовестной, хотя и отметили его неэтичное поведение».

Подоплекой писательской грызни в Свердловске  помимо прочего усматривали и конкуренцию за «кормовую базу».

«По сути, это была борьба за влияние на местных писателей и возможность принимать решение о публикациях и, следовательно, гонорарах. В отличие от столицы, в Свердловске имелось лишь одно издательство. Ф. М. Левин заметил: «если о тебе оставили плохое мнение, то выхода у тебя нет — или уходи из литературы или уезжай из города».

Собственно, в творческом мире с тех пор мало что изменилось.

Вышеупомянутый Ф.М. Левин был послан из Москвы Союзом писателей специально разруливать склоку.

Но прежде чем закончить описание этой малопривлекательной истории, вспомню восточную притчу.

Однажды к падишаху привели мужа и жену, которые жаловались друг на друга. Жена говорила:

«Он пьет, бьет зарабатывает мало. Накажи его!»

Падишах согласился: 

«Ты права женщина. Отрубите ему голову».

Тогда возмутился муж:

«Я её бью за дело. Она детей не кормит, не обстирывает, шляется, дома не ночует. Накажи её!»

Падишах опять согласился:

«Ты прав мужчина. Отрубите ей голову!»

Тут не выдержал визирь:

«Не может быть так, чтобы был прав и он и она одновременно!»

Падишах в третий раз согласился:

«И ты прав, мой визирь!»

В общем, Левин поступил мудро – он  признал правоту обоих авторов. Он писал:

«Бажов недостаточно правильно юридически понимал свои права. Корольков и Бажов заключили договор на написание этой пьесы. Они должны были писать её вместе. Потом Корольков писал один и поэтому считал себя автором инсценировки. Автор «Малахитовой шкатулки» — Бажов, автор инсценировки — Корольков. Корольков поступил больше чем честно: он говорил, что автор получает 50% гонорара. Руководители дворца 

пионеров обратились с просьбой к Бажову пересмотреть инсценировку. Бажов посмотрел, у него проснулась творческая жилка, он стал улучшать, вносить поправки. Он 1,5 месяца ходил в дом пионеров и по существу правил чужую инсценировку. 

Он считал, что это его вещь. Когда дворец пионеров решил поставить эту вещь, последний вариант был направлен в Главрепертком. Корольков обиделся, и Бажов обиделся. Бажов считал, что он может делать поправки к своей вещи. Оба правы, и винить никого нельзя. Я объяснил это Бажову. Старик понял, но ему как-то обидно. Сейчас вопрос исчерпан. Корольков в Москве, пьеса идёт, и Бажов получает свои 50%».

«Очевидно, что назревали очередные кадровые изменения. А. Ф. Савчук вскоре лишился поста ответственного секретаря правления Свердловского ССП. в сентябре 1940 г. на эту должность назначили П. П. Бажова, авторитет которого признавался всеми уральскими писателями без исключения. Это обстоятельство позволило на короткий период — до начала великой Отечественной войны — сплотить организацию и избежать внутреннего разложения», - резюмирует Н.С. Журавлева. 


Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.