gusev_a_v

Category:

Екатеринбургский майдан 1917 года

В феврале 1917 года генералитет русской армии и либеральная государственная Дума при поддержке и одобрении разных слоев населения страны и «международной общественности» в лице Великобритании и Франции, свергли самодержавие. Император Николай II  Романов отрекся от престола. Страна забурлила. Во главе февральской революции встали духовенство, генералитет, капиталисты и чиновничество – основные герои будущего «белого движения». 

О том, что либеральная Дума берет власть в стране в свои руки в Екатеринбурге известно стало уже 28 февраля (13 марта) из телеграфного сообщения. Губернатор сложил свои полномочия и власть перешла к комиссарам. Не к большевистским комиссарам, а к либеральным.

В это странное время массу будущих белых вождей можно было увидеть бодро марширующими под красными флагами с антимонархическими лозунгами.

Ярый антисоветчик депутат (гласный) екатеринбургской думы Владимир Аничков так вспоминал митинг в честь свержения царя:

«Лица офицерского состава, конечно, были осмысленные, общее их выражение — восторженное».

И ещё:

«Особенно восторженно были настроены женщины и гимназисты. «По-молодецки» промаршировала мимо нас начальница Первой женской гимназии Пыжова. А ведь она принадлежала к хорошей дворянской фамилии, и её братья, кажется, служили чуть ли не в свите Его Величества. О гимназистках и говорить нечего; это был какой-то истерический не крик, а визг, когда они отвечали на наши приветствия».

Это рассказывает антикоммунист, который стоял на трибуне под красным флагом.

Уральские газеты писали, что революция была встречена населением «с неописуемым восхищением и ликованием», «радостная весть быстро неслась по городу». Центральными символами этих дней стали «свобода», «народ», «единение». Позже падение самодержавия называли «падением самодержавной вековой Бастилии», «мрачного капища произвола, насилия и глумления» над «угнетенной Россией».

Желающих спасать власть святого страстотерпца в те дни не было. Наоборот повсюду о старой власти говорили  как о врагах свободы и России, «романовской шайке разбойников», предателях, которые «в тайне от народа помогали немцам, давали им хлеб, а свой народ… морили». Бывшего российского монарха часто наделяли инфернальными признаками, представляли его в образе вампира, выпившего «ужасно много человеческой крови». Негативное восприятие царской власти получило свое проявление и в презрительном именовании бывшего императора Николашкой, Николкой…

Это говорили и писали не большевики!!!

10 марта было объявлено «праздником свободы» и «красным днем календаря» «по случаю свержения монархии в России».

В «празднике Свободы» участвовало и многочисленное екатеринбургское духовенство. Свержение «Николашки» церковные иерархи праздновали, двигаясь на демонстрациях крестным ходом. Звонили колокола всех церквей. Среди икон, хоругвей и красных флагов встречались лозунги «Да здравствует свободная Россия!», «Да здравствует демократическая республика!», «Земля и воля» и другие, созвучные им…

26 апреля в городскую управу прибыло армейское подразделение во главе с офицером. В зале заседаний ими были сброшены и растоптаны портреты царя и екатеринбургских городских голов, все до единого. Чугунный бюст Александра II выбросили из окна и били о мостовую пока он не разлетелся на куски.

Потом эти либеральные подвиги, конечно, припишут большевикам.

На плотинке бюсты царя и Екатерины I  демократы сняли, унесли  в мастерские и там разбили паровым молотом. Это тоже позже припишут красным.

Добрались демократы и до музея УОЛЕ, где так же разбили статуи и уничтожили портреты царей.

Чиновники сами или под нажимом срывали с фуражек царские кокарды. Над Екатеринбургом колыхались красные флаги будущих белых. Везде предводительствовали комиссары, которые позже будут красных комиссаров расстреливать…

Ну и штришочек, говорящий о многом, 3 марта екатеринбургских революционеров (будущих белых) поздравил консул тогдашнего гегемона – Великобритании Т. Престон. Тот самый Престон, который будет потом увольнять по своей прихоти белогвардейских министров.

А к большевикам в Екатеринбурге власть начала переходить только осенью 1917 года. Причем вполне демократичным путем: в результате выборов из 85 мест в городской думе наибольшее число – 39 мест – получили большевики.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.