gusev_a_v

Павел Матяж о фильме «Дорогие товарищи»

Андрей Михалков (Кончаловский) экранизировал историю новочеркасского расстрела от лица мелкой партийной функционерки, которую сыграла бессменная муза режиссера Юлия Высоцкая. Но даже несмотря на это, у Кончаловского получилась махровая антисоветчина.

2 июня 1962 года в городе Новочеркасске случилось немыслимое для СССР ЧП – публичная и массовая акция протеста. А по сути – голодный бунт: накануне в городских магазинах на 30% повысили цены и одновременно примерно на треть срезали зарплаты рабочим местного завода электровозов. Реакция советского правительства, которое тогда возглавлял считающийся сегодня либералом Никита Хрущев, оказалась еще более невообразимой – из Москвы приказали стрелять в протестующих. В результате 26 человек были убиты, 87 получили ранения. Через некоторое время семеро жителей Новочеркасска были назначены зачинщиками беспорядков, приговорены к смерти и расстреляны, еще 110 человек получили по десять лет тюрьмы. А со всех остальных новочеркассцев была взята подписка, по которой они обязались молчать об этих событиях под угрозой того же самого – расстрела.

Гриф «совершенно секретно» был снят с этого дела только через 30 лет, после распада Союза. В девяностые про расстрел начали снимать художественные фильмы и передачи на том еще НТВ, про Новочеркасск написал Солженицын. Жуткие подробности самой трагедии и последующих за ней жестокостей повергли жителей бывшего СССР в такой шок, что даже сейчас, спустя еще 30 лет, любая интеллигентная пенсионерка с легкостью расскажет вам, кто бастовал, кто стрелял и как это повлияло на политическую карьеру Хрущева. А вот люди помладше уже опять не в курсе дела, для них это странная какая-то история из далекого прошлого, все герои и злодеи которой давно умерли. И в этот момент на сцене появляется Андрей Кончаловский.

Андрюха со своим братцем наснимал антисоветчины на миллион Оскаров
Андрюха со своим братцем наснимал антисоветчины на миллион Оскаров

Тут мы можем только гадать, чего он ждал столько лет. Живой классик давно достиг просветления и снимает о вечном. Последние его фильмы, сделанные в продюсерском тандеме с одиозным олигархом Алишером Усмановым, многое говорят о себе одними названиями. «Рай». «Грех». Вряд ли кто-то мог ожидать от 83-летнего Кончаловского такой жесткой конкретики в критике государства и спецслужб. Особенно сейчас, когда одновременно бастуют Минск, Ереван и Хабаровск. Возможно, не последнюю роль в выборе новой темы сыграла жена патриарха. Юлия Высоцкая родилась в Новочеркасске.

Главная героиня «Дорогих товарищей» Людмила Семина с самого начала предстает перед зрителями не в самом выгодном свете. Ну или во всяком случае не совсем – безупречный бюст Высоцкая демонстрирует уже на первой минуте фильма, когда просыпается после бурной ночи под гимн Советского Союза в постели своего начальника/любовника. Они спят вместе, пока его жена отдыхает в Гаграх. Но это еще ладно. Потом она отправляется в гастроном, где как завсектором горкома получает спецпаек: хлеб, молоко, масло, сыр, колбасу, гречку, глазированные сырки, конфеты «Мишка на севере» и даже бутылку венгерской горькой настойки. И это в то время, когда простые новочеркасские домохозяйки бьются в очередях за соль и спички. Накануне в городских магазинах на 30% повысили цены и одновременно примерно на треть срезали зарплаты рабочим местного завода. В бывшей столице донского казачества начинается бунт.

Подобно разъяренной Мизулиной или Яровой, Людмила обрушивается на протестующих на партсобраниях. Называет их «хулиганьем» и «алкашами» и призывает к расстрелам. У нее самой дома портреты Сталина соседствуют с семейными, а иногда и перекрывают их. Поэтому поставить кого-нибудь к стенке бывшая фронтовая санитарка Люда всегда готова. То, что ее отец, бывший белоказак, хранит в сундуке икону казанской богоматери и свою старую форму, и то, что ее дочь Светка работает на бастующем заводе, не приходит фанатичной партработнице в голову. До первых выстрелов.

Сам расстрел занимает в фильме не больше трех минут и делит фильм на две равные части. «Дорогие товарищи» при всей его жесткости и эмоциональности композиционно очень строгий, холодный и геометричный даже в некотором смысле фильм. Так же как две предыдущие картины Кончаловского, он черно-белый и снят в формате 4:3. А сцену расстрела можно хоть сейчас включать в учебники по киноискусству, начиная с метафоры про собачку и заканчивая «Рулатэ» Гелены Великановой. Для неистовой партработницы эти три минуты изменили все – под огонь из пулеметов, автоматов и снайперских винтовок, вместе с рабочими, их женами, детьми и просто случайными прохожими попала Светка. Следующую половину Людмила будет метаться между дорогими товарищами по моргам, больницам и кладбищам.

Дорогих товарищей из народа Кончаловский берет широкими мазками, изредка выхватывая из серой массы характерного персонажа – колоритную продавщицу, красотку-парикмахершу, врача, милиционера, солдата. Но без погружения, он им даже имен не дает. А вот дорогие товарищи из партии, армейские генералы и агенты госбезопасности, удостаиваются более подробного анализа. Это логично, выросший в семье автора слов советского гимна Кончаловский никогда не притворялся человеком из народа.

Другое дело, что на этот раз великий режиссер к представителям советской элиты совершенно безжалостен. Номенклатурные работники и офицеры, сидящие стройными рядами перед лидерами КПСС, напоминают приспешников Волан-де-Морта. А сами эти кафкианские заседания, на которых аппаратчики и комитетчики пытаются переложить друг на друга ответственность за кровь безоружных советских пролетариев, – хроники Империи зла. Ну, только реплики у них посочнее будут, конечно: «иди поговори с народом, сука», орет председатель обкома заму, «руки вязать – это целая наука», ностальгирует по старым добрым денькам генерал КГБ. Однако за жутковатыми рифмами мы чуть не забыли главное: кто же из них конкретно виноват в новочеркасском расстреле и приказал убивать людей? Хрущев, Фролов, Микоян? Может быть, Людка? Хоть это и не документалка, хотелось бы понять. Неужели опять никто?

Но Кончаловский знает и отвечает на этот вопрос неожиданно обстоятельно и конкретно. Страной, в которой даже сам социализм под грифом секретно, управляет тайная полиция. Пока остальные заседают. Ну и вообще, такое ощущение, что этот кагэбэшный план всегда подразумевается по умолчанию. В любой непонятной ситуации, когда никто не хочет пачкать руки, появляются некие неприметные парни с футлярами от виолончелей и решают вопрос. Безымянные снайперы, которых там нету, до сих пор пытаются его решать на крышах столиц бывших союзных республик. Ну, в смысле «старое средство самое надежное». Ведь не зря же героиня рефреном, как мантру, как молитву, повторяет: «Сталина бы вернуть. Без него не разберемся». Вот он и возвращается.

Источник

Фильм не смотрел и не буду. Уже одно то, что киноподелку выдвинули на «Оскар» — достаточный повод, чтобы плюнуть в экран. Ну и странно было ожидать, что Андрей Михалков (Кончаловский) будет снимать как-то иначе, чем Никита Михалков. Видимо шкурные гены передаются по наследству.

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.