gusev_a_v

Categories:

Призрак Царьграда

105 лет назад, 5 февраля 1916 года, войска Кавказского фронта приступили к операции, которая стала последней крупной победой России на этом театре боевых действий Первой мировой войны. Приморский отряд генерала Владимира Ляхова при поддержке Черноморского флота начал продвижение в сторону турецкого портового города Трапезунда. 

Эта операция в современной публицистике окружена ореолом невыносимого пафоса. Заголовки вроде «Захват Трапезунда — лучшая десантная операция Первой мировой войны» стали общим местом. В результате создаётся впечатление, что дела обстояли примерно так. Делай раз — молниеносный бросок «лучших в мире десантных кораблей» в предместья Трапезунда. Делай два — русский десант штурмом берёт город. Всё очень просто, а главное, лихо и духоподъёмно. Если учесть, что авторы подобных статей не скупятся на заявления в стиле «эта операция едва не сделала Россию хозяйкой Константинополя, Босфора и Дарданелл», то возникает логичный вопрос: кто помешал России стать полноценной хозяйкой?

Владимир Платонович Ляхов. Фото: Commons.wikimedia.org
Владимир Платонович Ляхов. Фото: Commons.wikimedia.org

На первый взгляд, ответ очевиден. Конечно, Февральская революция, а потом — и «злые большевики», которые всё испортили, заявив о «мире без аннексий и контрибуций». 

Реальность куда менее пафосна. Трапезундскую операцию можно назвать десантной лишь с большой натяжкой. Нет, в ходе боевых действий десант высаживали трижды, но всякий раз он был чем-то вроде дополнительного инструмента, с помощью которого взламывали линии обороны 3-й турецкой армии на пути наступления Приморского отряда генерала Ляхова.

Русское командование действовало по нехитрой схеме. Приморский отряд натыкается на особо ожесточённое сопротивление турок. Вскоре в ближний тыл туркам по морю перебрасывают десант, действия которого поддерживают своим главным калибром корабли Черноморского флота во главе с броненосцем «Ростислав». Турки бегут в горы. Наши идут дальше. 

Так было 5 марта, 6 марта и 9 марта. В последнем случае удалось взять город Ризе — приморскую базу турецкой армии. Четвёртый десант, в общем, не имеет права называться десантом, поскольку две казачьи пластунские бригады, посланные в подкрепление Ляхову, выгружались в уже захваченном городе Ризе 7 апреля. К слову, эта выгрузка заняла 11 часов, никаких «лучших в мире десантных кораблей» в распоряжении Черноморского флота тогда не было. Правда, в высадке принимало участие несколько моторных лихтеров «Болиндер», названных так по имени шведского дизельного двигателя. Но англичане к тому моменту клепали подобные штучки сотнями.

Трапезундская операция, 1916 г. Фото: Commons.wikimedia.org
Трапезундская операция, 1916 г. Фото: Commons.wikimedia.org

А вот под Трапезунд как таковой никакого десанта не высаживали вовсе. В нём просто не было необходимости. Усиленный Приморский отряд Ляхова просто продолжал наступать вдоль побережья при поддержке уже двух броненосцев. Правда, когда до Трапезунда оставалось где-то 15 вёрст, оба корабля ушли в Батум за топливом и снарядами.

В это время турки спешно грузили подводы, вывозили и уничтожали военное имущество. 16 апреля они покинули Трапезунд. 18 апреля греческое население Трапезунда прислало депутацию с просьбой занять оставленный турками город. Русские войска заняли Трапезунд без боя. В мае к ним из Мариуполя прибыло ещё около 5 тысяч человек подкрепления.

В общем и целом это была крупная победа. Но была ли она достаточной, чтобы претендовать на Константинополь и проливы?

С дипломатической точки зрения как-то претендовать с помощью армии вроде бы и не стоило. Союзники и без того обещали передать проливы России в случае победоносного завершения войны.

Реальность диктовала иные условия. Всем было ясно, что тот, кто займёт Константинополь и плацдармы на проливах, и будет ими владеть. 

Вступление русских войск в Трапезунд. Фото: РИА Новости
Вступление русских войск в Трапезунд. Фото: РИА Новости

Первыми попытались англичане при помощи французов. Знаменитая Дарданелльская операция, длившаяся с февраля 1915 по январь 1916 года, окончилась для союзников катастрофой, стоила им более 300 тысяч жизней и спровоцировала вступление Болгарии в войну на стороне Германии.

Вторыми намеревались стать русские. По мнению некоторых горячих голов, успех Трапезундской операции был настолько велик, что Босфорская операция должна была пройти без сучка и задоринки. 

Возможно, это могло и состояться. Для этого нужна была самая малость. Внятный план Босфорской операции. Достаточное количество войск. Достаточное количество десантных и транспортных судов.

Фокус, однако, в том, что ни того, ни другого, ни третьего Ставка не имела. Более того, не смогла подготовить. Адмирал Александр Колчак был уверен, что для захвата и удержания Босфора, причём как на европейском, так и на азиатском берегу, ему понадобится всего лишь пять дивизий. То есть около 100 тысяч человек. Начальник Штаба верховного главнокомандующего генерал Михаил Алексеев настаивал, что численность армии для захвата Босфора надо довести до 250 тысяч человек. Кроме того, между собой «бодались» и два плана захвата Босфора. Согласно одному, нужно было следовать «Трапезундскому сценарию»: идти вдоль побережья, время от времени высаживая десанты в тылу врага, и так потихоньку дойти до Константинополя. Согласно второму — сразу высадить многочисленный десант непосредственно вблизи Царьграда, за пару дней подавить сопротивление турецкой артиллерии и захватить город.

Эти планы обсуждались летом и осенью 1916 года. Время было упущено. На Чёрном море начались шторма, которые фактически исключали крупные десантные операции. Босфорский десант перенесли на весну 1917 года и продолжали дорабатывать, поскольку к единому мнению так и не пришли.

Обычно говорят, что осуществлению Босфорской операции в назначенный срок помешали революция, отречение царя и разложение войск. На деле же всё обстояло куда печальнее. Предположим, что революция не состоялась, войска не разложились и даже собраны в надлежащем количестве. Взять их было, правда, неоткуда, но предположим, что Россия их где-то одолжила на время.

Даже в этом случае десант на Босфор по-прежнему оставался авантюрой и дешёвой маниловщиной. 

По той простой причине, что везти личный состав по морю было бы не на чем. «Суперсовременные, не имеющие аналогов в мире десантные корабли» класса «Эльпидифор» в реальности представляли собой переделанные паровые английские шхуны конца XIX столетия. 

Эти торговые суда с малой осадкой тихонько плавали по мелкому Азовскому морю и получили название от имени своего хозяина, купца Эльпидифора Парамонова. Заявлялось, что каждый из таких модернизированных и усовершенствованных кораблей сможет принять на борт до тысячи человек десанта. 

Очень хорошо. 

Но на верфи их заложили только в 1917 году. И всего три корабля вместо тридцати предполагаемых. Что же до моторных лихтеров, которые участвовали в победоносной Трапезундской операции, то с ними дела обстояли не очень хорошо. К 1917 году успели выпустить серию из 50 таких судов. Правда, 29 из них не имели двигателей и, в сущности, оставались банальными баржами. А ведь в неудачной Дарданелльской операции англичане задействовали около 200 аналогичных судов, снабжённых моторами...

Источник

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.