gusev_a_v

Category:

Возвращение в буржуинство

О тяжкой судьбе нэпманов и празднике пролетариев

Нэпманы на выезде. Фрагмент картины Константина Рудакова
Нэпманы на выезде. Фрагмент картины Константина Рудакова

Историки, а тем более, краеведы, периоду НЭПа (новой экономической политики) уделяют внимания мало. Все официальные концепции истории грешат схематизмом и НЭП, в ту картину мира, где до революции под сенью самодержавия и щедрых, добросердечных уральских промышленников, расцветала всяческая добродетель, а потом пришли большевики и все испортили, он не вписывается.

В реальности же, красный боец, ушедший на фронт гражданской войны, например, из какой-нибудь Слободы, видел, как его сосед-мироед бежал вслед за отступающими на восток интервентами и их марионеткой – Колчаком. А потом, он, возвратившись с войны, неожиданно обнаружил, что сосед-кулак уже опять сидит в Слободе, опять нанимает батраков, в том числе и нашего бравого красногвардейца и показывает жирный кулак: «Вот вы у меня где!»

И защищает кулака родная советская власть под руководством партии большевиков.

Красногвардеец, прошедший всю войну в растерянности: «За что я друзей хоронил? Ради чего кровь проливал? На что лучшие годы жизни потратил? Чтобы этот кулацкий боров снова мне на шею сел?!»

Это не редкий в истории случай, когда победитель начинает батрачить у побежденного.

Советская историография эту проблему признавала, но высказывания подбирались мягкие. Вот как описывала ситуацию «История Урала» в 1977 году:

«Переход к нэпу, представляющий крутой поворот в политике, был не всеми и не сразу понят правильно. Некоторые коммунисты считали, что новая политика ведет к возврату капитализма, другие требовали более значительных уступок капиталистическим элементам. Партии предстояло многое сделать для разъяснения массам существа новой экономической политики».

Крупные предприятия, в том числе и Шайтанский завод, ставший в 1921 году Перво-Уральским заводом, были советской властью национализированы, объедены в тресты, а сами тресты переведены на хозрасчет.

Но крупная промышленность заслуживает от дельного разговора. Сейчас о новых хозяевах страны советов: кулаках, нэпманах или как их ещё называли совбурах (советских буржуях). Тогда многие новые слова начинались на «сов»: совзнаки (деньги), совслужащие (советские служащие) и т.п.

В связи с новым административно-территориальным делением вместо Екатеринбургского уезда появился Екатеринбургский округ, а вместо волостей были образованы районы. В октябре 1923 года в состав нового первоуральского района вошли бывшие волости: Первоуральская, Билимбаевская, Ревдинская, Уткинская…

В этих четырех волостях проживало в 1923 году 40 тыс. 979 человек. Из них 18 тыс. 956 мужчин и 22 тыс. 023 женщины. Домохозяйств в вновь созданной районе имелось 7 тыс. 801. На эти 7 тыс. 801 хозяйств имелось всего 5 тыс. 533 рабочие лошади.

Для современных читателей, плохо представляющие возможности лошади, надо пояснить: выражение «Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой», происходит от того, что в дореволюционной России пахали, преимущественно сохами. Вспашка сохой не глубока, слой земли не переворачивается, корни сорняков не срезаются и, следовательно, урожаи не велики.

Пахали в дореволюционной России и плугами, но только те, у кого имелось две и более лошади. Одна обычная лошадь не способна сколько-нибудь существенное время тянуть плуг. А учитывая, что основная масса лошадей в России были не обычными, а мелкими, то крестьянин-единоличник с одной-единственной лошадью – это всегда бедняк.

Первая мировая война с её конской мобилизацией, когда по символической цене у крестьян забирали лошадь в армию, сильно ударила по поголовью. Особенностью мобилизации лошадей в годы первой мировой войны было то, что лошадей забирали у мелких собственников. В царском правительстве считали, что основные объемы продовольствия для страны дает крупный собственник и изъятие лошадей тяжело скажется на продовольственном обеспечении страны.

Поэтому чем беднее крестьянин был, тем беднее он становился, жертвуя свою лошадь, во имя бога, царя и отечества.

Ударом по благосостоянию шайтанцев стала не только первая мировая война, но также, последовавшая за ней гражданская война и интервенция. 

Поэтому рабочих лошадей в Первоуральском районе в 1923 году было даже меньше, чем в XIX века, когда жил и работал в Васильево-Шайтанском заводе священник Александр Топорков: одна рабочая лошадь на 7,4 в 1923 против 6,2 человека на одну рабочую лошадь в 1887 году.

До октябрьской революции вся земля в окрестностях заводов принадлежала владельцам заводов. В 1923 году крестьяне землю получили, но что с ней делать? Лопатой несколько гектар за короткую весну не вскопаешь!

Вот и выходило, что в Первоуральском районе на одно хозяйство приходилось всего 0,4 десятины пашни.

Это чуть более 40 соток. В середине 30-х у колхозники огороды, зачастую были вдвое больше.

Человеческие типажи периода НЭПа
Человеческие типажи периода НЭПа

Не добавила оптимизма и перепись 1926 года. 

Население в Первоуральском районе подросло до 43 тыс. 838 человек. Но не это главное: изменилась социальная структура первоуральского населения.

Нэпманы и кулаки - новые хозяева жизни в этой переписи так и зафиксированы: «хозяева». Согласно инструкции к переписи, отделяли «хозяев» от прочей человекомассы довольно просто: если пользуется наемным трудом, имеет прислугу, батраков и т.п., значит «хозяин». Если работников не имел, то вписывался как «одиночка».

В Первоуральском районе по переписи оказалось 1 тыс. 565 хозяев. Учитывая, что это число хозяев, а не хозяйств, то реально кулаков и нэпманов было значительно меньше.

Ещё одна интересная особенность времен НЭПа. Все кулаки, священники и все советские буржуи на основании статьи Конституции РСФСР 1918 года, были поражены в гражданских правах – они не могли избирать и быть избранными. В стране была власть трудового народа, диктатура пролетариата. Буржуазия трудовым народом не признавалась.

Сейчас по этой причине всех лишенных избирательных прав – «лишенцев» записывают в «жертвы большевицкого режима». Для понимания картины мира эпохи НЭПа достаточно представить такую картину: нэпман развлекается в ресторане: пьет, гуляет, заказывает музыку и девочек… Он лишенец, но официантки не лишенцы, повар, который готовит нэпману яства – не лишенец, музыкант и танцовщица – не лишенцы. И даже девочки по вызову – полноценные гражданки СССР.

Кто здесь пострадавший от режима, а кто не пострадавший?

Причем, далеко не все кулаки и нэпманы в Первоуральском районе были лишенцами. Согласно «Книги памяти раскулаченных Свердловской области» в районе к концу тридцатых годов, насчитывалось 489 лишенцев. А «хозяев» т.е. лиц, использующих наемный труд, и согласно Конституции 1918 года не имеющих избирательных прав, как уже сказано выше, было аж 1 тыс. 565 человек.

И это не касаясь крупной буржуазии – концессионеров, которые в Первоуральском районе имели концессии в Ревде и Дегтярке…

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.