gusev_a_v

Categories:

Шипы Розы и Ленин

Роза Люксембург была яростной защитницей России

Её нежное имя десятки лет ассоциировалось в СССР с весной и праздником. Хотя девочка, родившаяся 150 лет назад в Российской империи, в польском городке Замостье, в семье лесоторговца Элиаша Люксенбурга, сама себя ни с нежностью, ни с цветами не ассоциировала.

Роза без образа?

Улицу Розы Люксембург можно найти даже на картах городов современной России. Её имя присутствует и в постперестроечном мире. Имя – да. А человек? Много ли о ней известно? С одной стороны, сплошная невнятица вроде: «Она с Кларой Цеткин придумала 8 Марта», «Была такая революционерка, её ещё убили потом». С другой – «скандалы, интриги, расследования». Потому что постельные дела и любовные истории! Жила с сыном лучшей подруги, который был чуть не вдвое моложе неё. Зато на Западе о реальной Розе Люксембург регулярно выходят научные и популярные биографии, издаются её труды, снимаются фильмы, которые более-менее достоверно воссоздают образ этой незаурядной и сильной женщины.

Такая ситуация граничит с самой чёрной неблагодарностью. Ведь Роза Люксембург, будучи еврейкой по происхождению и с 1898 г. немецкой гражданкой по паспорту, была одной из самых яростных патриоток и защитниц России. Разумеется, с поправкой на своё мировоззрение социал-демократа, которое не мешало ей восхищаться русским искусством, русской литературой, языком и русским народом в целом.

Русские, вперёд!

Иной раз это доводило её до громких скандалов и размолвок с товарищами по партии. Как, например, в 1910 г., когда она обрушилась на Карла Корна, редактора социал-демократической газеты «Рабочая молодёжь». Тот отказался публиковать её статью на смерть Льва Толстого, заявив, что «этот русский» не имеет ничего общего с культурой и искусством. Реакция Розы была поистине боксёрской: «Как тут не взорваться? Один вид этого Корна с его красной деревянной рожей в толстом пальто на коротких ножках – как уличный писсуар! Проклятый народ кулаков, эти «наследники классической философии»! Ах, как мне здесь бывает порой тяжко и больше всего хочется прочь из Германии! В какой-нибудь сибирской деревне почувствуешь больше человечности…»

Её преклонение перед русскими писателями временами доходило до того, что она оставляла революционную деятельность и занималась чисто литературной работой. Так, очарованная творчеством Владимира Короленко, она взялась за перевод его книги «История моего современника» и успела опубликовать в журнале Die Gleichheit два отрывка – «Купленные мальчики» и «Пансионат». Но основную работу по переводу она сделала уже во время Первой мировой, практически не вылезая из тюрем, куда её бросали за антимилитаристскую агитацию. Известие о выходе этой книги она получила за неделю до гибели. Литературоведы, кстати, считают этот очерк образцом разбора русской классики. И, кажется, вполне заслуженно. 

Вот краткий отрывок: «Тут, словно внезапно, расцветает русская литература, рождается собственная, национальная форма искусства, язык, сочетающий благозвучие итальянского с мужской силой английского, а также с благородством и глубокомыслием немецкого, бьющее ключом богатство талантов, сияющей красоты, мыслей и ощущений… Эта литература завоевала деспотическому государству место в мировой культуре, пробила воздвигнутую абсолютизмом стену и проложила мост к Западу, чтобы предстать здесь не только берущей, но и дающей, не только ученицей, но и учительницей».

Писать и публиковать такое в стране, которая ведёт жестокую войну с Россией, да ещё и из тюрьмы, куда автора поместили чуть ли не как «агента русского влияния», мог только очень мужественный человек.

Без страха и упрёка

Именно такой и была Роза Люксембург. Она не боялась никого и ничего – ни тюрьмы, ни общественного мнения, ни даже своих коллег по социал-демократическому движению. В некоторых вопросах она даже бросала вызов русским товарищам. Да, перед Россией можно преклоняться и уверять: «Для всех нас то, что приходит оттуда, – это Евангелие». Но на своём тоже нужно стоять твёрдо. И ради следования собственным убеждениям можно обрушиться на самого Ленина. Вернее, на его выводы о праве всех наций на самоопределение. 

Ещё в 1896 г. на Конгрессе II Интернационала Роза провалила резолюцию о поддержке независимости Польши. Товарищ Люксембург была уверена, что обретение Польшей независимости принесёт Европе много бед. История, кстати, подтвердила её опасения. И не только насчёт Польши. То, что творилось и до сих пор творится на территории бывшего СССР, было прекрасно описано Розой ещё до создания «первого в мире государства рабочих и крестьян»: «Со всех сторон нации и малые этнические группы заявляют о своих правах на образование государств. Истлевшие трупы, исполненные стремления к возрождению, встают из столетних могил, и народы, не имевшие своей истории, не знавшие собственной государственности, исполнены стремления получить свою страну. На националистической горе Вальпургиева ночь».

Ленин, несмотря на своё несогласие с Розой, ценил её очень высоко и высказал совершенно правильную мысль: «Её биография и полное собрание сочинений будут полезнейшим уроком для воспитания многих поколений». Этот завет Ленина был выполнен. Но только на Западе. У нас полного собрания сочинений Розы Люксембург так и не издали.

Источник

PS: «Вечером 15 января 1919 года Р. Люксембург и К. Либкнехт были обнаружены на берлинской квартире, арестованы и переданы добровольческим войскам тяжело вооруженной дивизии. Их допросил командир капитан Вальдемар Пабст, обращавшийся с ними жестоко. В ту же ночь оба пленника были избиты до потери сознания прикладом винтовки рядового Отто Рунге и убиты выстрелами в голову. Либкнехта застрелил лейтенант Рудольф Липман, Люксембург — лейтенант Герман Сушон. В убийстве принимали участие также капитан Хорст фон Пфлюгк-Хартунг, лейтенанты Генрих Штиге, Ульрих фон Ритген, Курт Фогель».

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.