gusev_a_v

Манси из Бабенок на Чусовой

Два типичных вогула и девушка 15 лет. Рис. П. Сорокина из книги Н. Малиева "Отчет о вогульской экспедиции" 1872 г.
Два типичных вогула и девушка 15 лет. Рис. П. Сорокина из книги Н. Малиева "Отчет о вогульской экспедиции" 1872 г.

Кыновский завод (или «Кын», как называют его тамошние жители) расположен в чрезвычайно красивой местности: вокруг большого пруда группируются домики жителей и со всех сторон подымаются серые, обрывистые утесы, покрытые лесом. Утесы эти не составляют однородной массы, но состоят из толстых пластов, наложенных параллельно друг на друга; вследствие геологических переворотов  правильности в расположении этих платов не замечается: они изломаны, исковерканы и сдвинуты самым прихотливым образом. Этот то своеобразный вид утесов придаёт особенную прелесть всему виду.

Здесь указали нам, что в 12 верстах от завода находится вогульская деревня Бабенки, что жители ее совершенно обрусели, говорят и одеваются по-русски и вообще ничем не отличаются от наших крестьян.

Через густой хвойный лес направились мы в указанную деревню. Чрезвычайно узкая дорога шла, извиваясь между деревьями и каменьями. Но скоро и этот путь остался у нас в стороне, и мы пустились по такой узкой тропинке, что колеса нашей будки вскакивали на пни, цеплялись за стволы и попадали в ямы… М ы ожидали, что непременно сломаем себе шеи.

Наконец лес начал редеть, вдали блеснула река и показалось несколько хат, составляющих деревню Бабенки. Единственная улица если только можно назвать её таким образом) представляет грязное пространство между избами, которые имеют такую же архитектуру, как и русские.

Здешние вогулы имеют весьма красивую наружность, высокого роста, с темными бородами и курчавыми волосами на голове. Костюм чисто русский. Говорить на своем родном языке они совершенно не умеют и изъясняются очень бегло по-русски.

По случаю нашего приезда между жителями ходили самые разнообразные толки: одни принимали нас за чиновников, присланных для того чтобы вербовать их в «солдатчину», другие же уверяли, что их переселять хотят на другое, более удобное место жительства.

Вогулы здесь все христиане; говеть ездят в ближайшую церковь; празднуют все русские праздники. Подойдя к окну одной избы я увидел те же лавки по стенам, печь, стол и в углу икону. Они сообщили, что хлебопашеством им негде заниматься, так как земли их сильно стеснены Строгановскими владениями; что они занимаются чем придется: и охотой, и рыбной ловлей. Наконец нам рассказали даже предание. Что основала эту деревню одна баба – вогулянка, почему и поселение носит название — Бабенка.

Я старался узнать какие травы употребляют они при болезнях, — но на это мне ответили, что лечиться они никогда не лечатся, а что «если суждено умереть, то уже непременно умрешь».

Отсюда отправились мы на лодке по Чусовой до Ослянской пристани и там, доставши верховых лошадей и проводника, пустились осмотреть, осмотреть, лежащую в десяти верстах, вторую вогульскую деревню – Копчик».

(Продолжение следует...)

Источник: Н. Сорокин. «Путешествие к вогулам». 1873 г



Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.