gusev_a_v

Categories:

Исторический рейд

В советские годы на Урале очень чтили подвиг партизанской армии (это 12 тысяч человек, вместе с семьями) под командованием Блюхера, прошедшей по тылам противника 1,5 тысячи километров в течение 54 дней. За это время партизанская армия провела 20 боёв, разгромила 7 вражеских гарнизонов, в том числе части Стерлитамакского гарнизона, 6-й чехословацкий и 6-й белоказачий полки, 1-й полк башкирских националистов, 13-й и 14-й Уфимские белогвардейские полки и возле Кунгура вышла на соединение с частями Красной армии. Сегодня pervo.info предлагает читателям воспоминания первоуральца, участника этого героического похода Е. Акифьева, записанные в 1959 году.

Шла воина с Германией. В 1916 ‘Году меня призвали в армию. Был я на фронте, потом попал в техническую команду Ораниенбаумского гарнизона. В 1917 году, после Февральской революции, всю нашу команду передали на Путиловский завод в Петроград. Здесь нужны были рабочие руки для производства вооружения для армии. Так я стал рабочим-путиловцем.

Здесь, на заводе, мне, рабочему человеку, открыли глаза, и я узнал, против кого и за что надо воевать рабочему классу. Бывал я на заводских митингах. Пути-ловцы встречали Ленина на Финляндском вокзале, когда он вернулся из-за границы после Февральской революции. Был в числе их и я, видел в первый раз вождя революции. Он произнес речь с броневика. После этого В. И. Ленин был у нас на заводе, и мне посчастливилось разговаривать с ним лично.

То, что говорил нам Ленин, понимал тогда так: чтобы рабочий человек добился улучшения своего положения, мало снять одного царя, нужно прогнать всех эксплуататоров, буржуазию и установить свою власть рабочих и крестьян.

Здесь, на заводе, мне, рабочему человеку, открыли глаза, и я узнал, против кого и за что надо воевать рабочему классу. Бывал я на заводских митингах. Пути-ловцы встречали Ленина на Финляндском вокзале, когда он вернулся из-за границы после Февральской революции. Был в числе их и я, видел в первый раз вождя революции. Он произнес речь с броневика. После этого В. И. Ленин был у нас па заводе, и мне посчастливилось разговаривать с ним лично.

То, что говорил нам Ленин, понимал тогда так: чтобы рабочий человек добился улучшения своего положения, мало снять одного царя, нужно прогнать всех эксплуататоров, буржуазию и установить свою власть рабочих и крестьян.

В октябре 1917 года я получил отпуск и приехал в свой родной Васильево — Шайтанский завод.

— Поезжай, нашу рабочую власть устанавливай, — наказывали мне друзья-путиловцы.

Приехал домой. Поступил на завод работать по прежней своей специальности машиниста, установил связь со своими товарищами. Некоторые из них также бывали на фронте, стали мы обсуждать вместе, как начать борьбу за свою власть. Организовали в поселке ячейку РСДРП (большевиков).

Тем временем в Петрограде свершилась Октябрьская революция. Рабочие и крестьяне устанавливали власть Советов по всей стране. Установили власть Советов и мы в своем поселке.

Но буржуазные элементы не хотели сдавать ее. Они стали организовывать контрреволюционные отряды, поднимали восстания. Им помогали империалисты других стран. Вражеские силы под командованием генерала Юденича двинулись на Петроград. По призыву Ленина в стране начали организовываться красногвардейские отряды. Многие из них направлялись на защиту города революции.

На защиту Петрограда пошли и мы. В поселке нас собралось человек двадцать добровольцев. 5 февраля 1918 года все мы выехали в город Екатеринбург.

Нас поместили в казармы, обмундировали, выдали оружие. Прожили там неделю, смотрим — нас не отправляют.

— Чего ждать, отправляйте нас скорее в Питер! — говорим мы.

Нам отвечают: «Подождите, придет время — отправим».

Подождали еще, а потом вышел декрет Советской власти об организации Красной Армии. Стали нас переформировывать, мелкие отряды объединили в один Первый Екатеринбургский полк, назначили командиров. Так начали мы жизнь по-военному.

Состоял наш полк в основном из рабочих уральских заводов: Верх-Исетского, Режевского, Билимбаевского, Васильево — Шайтанского и других. Большинство из нас были фронтовики. Меня зачислили на должность полкового инструктора-оружейника.

Направиться на защиту Петрограда, как мы хотели, нам не пришлось. Пришло другое указание: идти на борьбу против контрреволюционной армии атамана Дутова на Южном Урале.

Силы врага были значительные, состояли из зажиточных кулацких элементов уральского казачества и белогвардейских офицеров- Они захватили Оренбург, Троицк, двигались к Челябинску, угрожали Екатеринбургу.

Прошв Дутова, кроме нашего полка, выступили другие красно армейские части из разных городов Урала и центра Советской республики. В начале мая 1918 года наш полк прибыл на станцию Бузулук. До Оренбурга — 55 километров — продвигались с боями. Одновременно пришлось восстанавливать железнодорожную линию, которую почти всю разобрали отступающие дутовцы. Освободили Оренбург, разгромили основные силы противника, их остатки рассеялись но степи.

В Оренбурге к нам пришло пополнение — отряд 400 уральских казаков под командованием большевика Ивана Каширина.

В конце мая на большой территории от Пензы до Сибири вдоль железной пороги вспыхнул организованный империалистами мятеж чехословацкого корпуса, который создал смертельную опасность для Советской республики Все наши части, боровшиеся против Дутова, были окружены Мы оказались во вражеском кольце: сзади — чехи, а впереди — дутовцы.

Что делать дальше, куда двигаться? Мнения по этим вопросам у командиров расходились. Одни предлагали уйти в Туркестан, а другие, в частности, мы, уральцы, предлагали прорваться, выйти из окружения и, соединившись в основными силами Красной Армии, снова громить врага.

Не придя к единому решению, наши части разделились. Одни ушли на юг, а екатеринбуржцы, челябинцы, уфимцы решили прорываться, чтобы выйти на Екатеринбург. Мы выбрали своим командиром группы Ивана Кадомцева, его заместителем — Блюхера, командовавшего до этого артиллерийским дивизионом гор. Челябинска.

В начале июля мы оторвались от железной дороги и двинулись на гор. Белорецк. Сразу начались бои. Дутовцы стали на нас наседать со всех сторон. Мы стойко отражали их нападения, переходили в контрнаступления и очищали путь вперед.

«Вперед, только вперед!»—такой был наш девиз.

Из Белорецка мы вышли к городу Верхнеуральску и взяли его с боем. Но тут получили известие, что чехи захватили Екатеринбург, фронт проходит где-то около Перми.

Для нас стало бессмысленным продвижение на Екатеринбург. Наоборот, оно могло быть даже гибельным. Маршрут был изменен. Пришлось снова вернуться в Белорецк и двигаться на Петровск, обойдя Уфу, выйти на Красноуфимск — Кунгур. В районе Белорецка наш командир Кадомцев был ранен. Командовать группой стал Блюхер.

Он проявил прекрасный талант боевого командира. Наша уральская группа с незначительными потерями успешно обошла Уфу, перешла через железную дорогу у станции Иглино и, громя врага, в сентябре вышла на Кунгур, где стояли уже части Красной Армии.

Весь путь, более тысячи километров, мы прошли с нечеловеческими усилиями, часто голодали, обросли бородами, износились. Но, несмотря на огромные лишения, мы были сильны духом. Каждый крепко держал винтовку в руках, хотя в ней было уже под конец совсем мало патронов

По пути всюду нас поддерживало население: нам охотно давали пишу, предупреждали об опасности, показывали дорогу. По пути движения к нам присоединились оказавшиеся в тылу одиночные бойцы, группы и целые отряды. Из 8 тысяч в начале группа вышла в составе более 10 тысяч боеспособных красноармейцев.

Командование Восточного фронта, видя в нас крепкую боевую группу, ввело в боевое действие, сняв с фронта ослабленные отступающие части.

Запомнился нам первый бол на новом фронте. Ночью мы заняли позиции. Утро. Белые едут на подводах, поют песни, чувствуют себя свободно. Они уже привыкли и знают, что впереди враг не страшен.

Мы приготовились, подпустили и дружно ударили. Под перекрестным огнем белые заметались. Мы в атаку. Бой был коротким. Из батальона белых осталось человек 5—6, которым удалось бежать.. Остальные лежали на ноле боя. «Блюхер пришел!» — радовалась красноармейцы других частей и в свою очередь стали сами смелее бить врага.

Блюхер пришел!» — говорили с тревогой в стане врага, и белые в панике стали откатываться назад. При первом случае белые солдаты сдавались в плен.

Так закончился этот исторический рейд. Так боролись мы за власть Советов, за то, чтобы сегодня можно было строить новую счастливую жизнь в новом коммунистическом обществе.

Е. Акифьев, участник гражданской войны

Литературная запись Г. Акимова

Читайте:

Воспоминания красного партизана Колеватова

Рассказ командира конной разведки 266-го имени Малышева полка 30-й дивизии В. С. Гребенщикова

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.