Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Categories:

Немцу – курочку, румыну – яичко




Румыны, как и финны, как и венгры, как и итальянцы считались у солдат и командиров Красной армией врагами «второсортными». Это выражалось и в донесениях разведки, и в солдатском юморе и во многом другом… Вот как например рассказывает об этом доктор исторических наук, Елена Сенявская в своей статье «Румыния в войнах XX века».
В августе 1941 года в соответствии с договором между Гитлером и Антонеску, на части советской территории была создана румынская зона оккупации – Транснистрия, с резиденцией губернатора в Тирасполе, а затем – в Одессе. Сразу после входа румын в Одессу в городе начались грабежи и насилия. Очевидец вспоминал: «В дом вошёл румынский солдат и на глазах всей семьи кинжалом нанёс несколько ран хозяину, после чего изнасиловал его жену и несовершеннолетнюю дочь».
Зверства имели не единичный, а массовый характер. Уничтожение людей было поставлено на поток, как у немцев.
«К месту расстрела возили женщин и детей 3 – 5 лет, подростков 14 – 16 лет, мужчин молодых и стариков».
Писатель Борис Горбатов, прибывший в Тирасполь с наступающими войсками 37-й армии 3-го Украинского фронта в 1944 году опубликовал в газете «Правда» очерк «Тирасполь наш».
Там были слова: «Враги разрушили в Тирасполе всё, что сумели разрушить».
Только в начале апреля 1944 года за несколько дней до освобождения Красной Армией Тирасполя в саду учебного хозяйства сельхозинститута румынами было расстреляно более 2 тысяч человек.
В целом в годы Великой Отечественной войны, как в советской пропаганде, так и в восприятии населения СССР сателлиты Германии, включая румын, воспринимались «холопами» и «шакалами». В сравнении с самой фашистской Германией – «тигром».
«Приходит час расплаты, шакалы получат по заслугам, - 12 декабря 1942 г. писал Илья Эренбург. – Они получат за то, что пришли к нам. Но мы ни на минуту не забываем о тигре. Тигр получит за всё: и за себя, и за шакалов, и за то, что он к нам пришёл, и за то, что привел с собой мелких жадных хищников».

На протяжении всей войны союзные Германии войска воспринимались как второстепенные пособники основного врага, не имевшие ни высокой боеспособности, ни воинского духа, в целом отличавшем немецкие части. В документах постоянно встречаются, пишет Елена Сенявская, упоминания о немецких заградотрядах, которые «силой гонят в бой» союзников, потому что их части»слабо дисциплинированны и неустойчивы».
Сами немецкие генералы не скрывали презрения к союзникам и называли их «армиями Лиги наций» и «вспомогательными народами».
И хотя воевали немецкие союзники хреново, в грабежах, мародерстве и издевательствах над мирным населением они мало отставали от немцев.
«В селе юго-западнее Сталинграда население особенно жалуется на притеснения со стороны румын, буквально не дающих прохода ни одной женщине».
«Грабили они дружно, - отмечает Илья Эренбург. – Правда и в грабеже немцы соблюдали иерархию… Немец ел курятину, румын довольствовался яичком».
Не случайно в массовом сознании советских солдат сложился стереотип вороватых и трусливых румын.
Советские военно-аналитические службы, характеризовали противника не многим лучше, чем народная молва. Дисциплина и морально-политическое состояние в румынских частях они оценивали не высоко.
Взаимоотношения немцев с румынами были явно неприязненными и никакие приказы немецко-румынского командования исправить ситуацию не могли.
И даже в советском плену на баржах везущих пленных по реке немцы с румынами завязывали драки. «Ганс, ты хотел Вольга? На тебе Вольга!» - и выбрасывали за борт.
После выхода Румынии из войны многие в СССР были возмущены слишком мягкими условиями примирения с Румынией.
О восприятии этой «новой» союзной Румынии, первой европейской страны в которую вступила Красная Армия вспоминал поэт-фронтовик Борис Слуцкий:
«Европейские парикмахерские, где мылят пальцами и не моют кисточки, отсутствие бани, умывание из таза, «Где сначала грязь с рук остается, а потом лицо моют», перины вместо одеял – из быта, вызывающего отвращения делались немедленные обобщения…
В Констанце мы впервые встретились с борделями… У всех было отчетливое сознание: «У нас это невозможно!» Наверное наши солдаты будут вспоминать Румынию, как страну сифилитиков».
Именно в Румынии, в этом европейском захолустье, советский солдат ясно ощутил свою возвышенность над Европой!!!
И есть в воспоминаниях ещё одно место, выражающее крайнее презрение к противнику.
«Из подворотен угодливо повизгивали румынские собаки. Они капитулировали вместе со своими хозяевами и смертельно боялись красноармейцев. Достаточно было хлопнуть рукой по кобуре, чтоб огромная псина умчалась куда глаза глядят».

ПС: В 2001 году в Румынии поставили памятник своему фашистскому предводителю Й. Антонеску «великому патриоту и националисту, варварски расстрелянному по настоянию Москвы». В российском руководстве за «преступный» расстрел Антонеску никто не покаялся. Пока не покаялся! Но придёт день и цветы возложат и на коленях постоят и официально объявят, что красноармейцы бегали от мужественных румын как зайцы…

Tags: Великая Отечественная война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments