January 18th, 2012

О свободе слова в Первоуральске...

В связи с празднованием Дня печати в Первоуральске много говорилось о истории СМИ, о свободе слова. Для Первоуральска этот вопрос особенен тем, что пресса в нашем городе, как и почти все значительное, появилась в «тоталитарные», сталинские тридцатые. Если взять подшивки газет «Под знаменем Ленина» и «Уральский трубник» 40-х годов, то будет очевидна одна явная тенденции: местные газеты сороковых смело и жестко критиковали любого местного начальника. Например, от «Уральского трубника» доставалось не абы кому, а аж дирекции Новотрубного завода. Сейчас даже трудно вообразить, чтоб какая-нибудь нынешняя заводская газета критиковала руководство завода. Но тогда так было!
По следам публикаций проводились разбирательства. Газета пестрит решениями «по следам публикаций». Дескать, рассмотрели, признали критику правильной, поручили исправить к такому то сроку…
Насколько свободны были газеты в критике местного начальства, настолько жестким был подход в плане критики партии и правительства. Такой критики не было вообще. Всякий, допустивший в этом плане двусмысленность рисковал быть обвиненным в антисоветской пропаганде.
После смерти Сталина местные газеты претерпели некоторые изменения – они стали более развлекательными. Люди начали читать газеты с последней страницы. В «застойные годы» открытая критика вообще сводится к минимуму. Местных персонажей второстепенного плана иногда позволяют критиковать. Но все «экспромты» заготавливались заранее. Например, целью в аппаратной борьбе становится некий чиновник – сразу появляется критика в газете, которая используется как повод для разбора на партбюро а потом, может быть, и для приглашения в ОБХСС. Как недавно было с мэром Москвы Лужковым. Все время был хороший, но вот президент рассердился и вдруг все телеканалы начали рассказывать какой дескать, Лужков прохиндей и вор.
Центральную власть в брежневские годы открыто критиковать было нельзя так же как и в сталинские годы. Но требовательность ослабла и журналисты издевались над существующими порядками, используя «эзопов язык».
В новейшей истории с местными СМИ произошла очередная метаморфоза. Им разрешили критиковать центральную власть! Дозволенность эта сохранилась и по сей день. Когда сейчас говорят, что в 90-е годы журналистам впервые в нашей стране дали настоящую «свободу слова», то имеют ввиду, что журналисту разрешили критиковать президента в газете, которую президент не читает. А вот с критикой наших, первоуральских персонажей, возникли большие сложности. В настоящее время, первоуральскому журналисту намного безопаснее критиковать президента России, чем какого-нибудь местного «олигарха» или чиновника.
Некоторые политики утверждают, что ныне дело опять идет к «брежневскому варианту». Насколько верны подобные предсказания – жизнь покажет.