Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Categories:

Пастернак против Никулиной!


Мне постоянно  приходится читать много документов о жизни уральцев в годы сталинской власти. И чем больше читаю, тем больше вижу несоответствий с официальной российской историографией. Сегодня я хочу описать реальную историю случившуюся в 1944 году на первоуральском Старотрубном заводе с начальницей административно-хозяйственного отдела товарищем Никулиной. Но чтобы было яснее видно отличие того, что было в действительности от того, что вещает ныне официальная пропаганда, я приведу те, сведения, которые имеются в документах и тот вариант, который бы показали в современном телесериале…

В ДОКУМЕНТАХ:

26 января 1944 года на Старотрубном заводе произошло ЧП: пропала гербовая печать. Время военное, завод производит оборонную продукцию. На соседнем Новотрубном заводе уже были выявлен случай когда на территорию завода пытался проникнуть диверсант. Да и имея на руках печать не сложно получить какой-нибудь товар со склада. Понятно, что гербовая печать в тот период, являлась предметом строгой отчётности.

Как она была утеряна – вопрос мутный.  Начальница административно-хозяйственного отдела (АХО) ПСТЗ тов. Никулина накануне весь день пользовалась этой печатью. Печать была с крышечкой. В течение дня она каким то образом отклеилась и при использовании её каждый раз приходилось из крышечки вынимать. Вечером Никулина сдала печать в спецотдел. Женщина, принимавшая печать из крышки её не вынимала и не смотрела. Утром выяснилось, что печати под крышечкой нет.

В СЕРИАЛЕ:

Вернувшись домой, Никулина спать не легла. Она поцеловала в лобик спящего сынишку и стала собирать вещи. Едва только она успела сложить вещмешок за окном заскрипели тормоза и в дверь постучали.

- Гражданка Никулина? – спросил у неё агент НКВД в шатском.

- Да! - срывающимся голосом ответила Никулина.

- Следуйте за нами!

В кабинете следователя было темно, только на столе горела лампа, освещая жирное, обрюзгшее лицо энкэвэдэшника. Он страдал с похмелья и был очень зол.

- Ну, давай, сознавайся! – сказал следователь.

- В чем?

- В том как Родину предавала, как гербовую печать врагам народа за хавчик продала… Давай, колись!

- Я её потеряла, нужно поискать, может быть найдётся ещё…

Договорить Никулиной не дали. Гориллообразный энкэвэдэшник вышел и-за спину и несколько раз ударил по голове. Красивое лицо Никулиной в мгновение превратилось в кровавый одутловатый синяк. Она упала, но энкэвэдэшник продолжал её бить сапогами в живот.

- Подстилка фашистская! – ревел он.

В ДОКУМЕНТАХ

Утром следующего дня тов. Никулина написала объяснительную, в которой откровенно призналась, что это она утеряла печать. Ну, та отклеилась, выпадывала. Никулина её вкладывала обратно. Потом сдала в спецотдел.  Найти печать, пояснила Никулина, не представляется возможным. Объяснительную она отдала секретарю директора и отправилась в свой отдел.

Исполняющий обязанности директора завода тов. Пастернак, узнав о произошедшем очень рассердился. Сначала он написал приказ чтобы проверить все печати и штампы на заводе (чтоб ещё у кого-нибудь не отклеилась), потом он написал письмо в редакцию городской газеты «Под знаменем Ленина» в котором просил редактора опубликовать объявление об утере печати и что с сего дня надо считать данную печать утратившей силу. Потом он написал письмо в… городской отдел НКВД! В письме он попросил разрешения изготовить новую печать, взамен утерянной.

Ну и в конце концов Пастернак написал приказ в котором тов. Никулиной за утерю гербовой печати объявил строгий выговор!

В СЕРИАЛЕ

На суде Никулина едва могла говорить. Одежда была оборвана, залита кровью, волосы спутаны, взгляд затравленный.

Сухой очкарик судья взглянул на неё только мельком.

- Вину признаёте!

- При-зна-ю… - с трудом по слогам выговорила Никулина.

- Не слышу!

- При-зна-ю… - повторила Никулина.

- Ну хорошо хоть не отпираешься! – кивнул судья. – Тринадцать лет ГУЛАга без права переписки. Уведите!

И когда Никулину вели по коридору она вспоминала как провожала мужа на фронт, как поцеловала его тогда, в последний раз. Подумала, как он будет переживать, если останется жив. И ещё вспомнился спящий сынишка, вспомнилось его милое лицо…

Конец. Титры…

В ДОКУМЕНТАХ

Пастернак всё же Никулину с должности начальницы АХО ПСТЗ снял. Приказ об этом он подписал 25 февраля 1944 года. Ровно через месяц после происшествия с печатью. Дело было так: в общем отделе завода рассыльной работала хорошая знакомая Никулиной. Встретились они и рассыльная стала жаловаться на жизнь, вот де у меня тяжелая жизненная ситуация (что именно в документах не уточняется), очень мне нужно в отпуск пойти. Никулина говорит: хорошо, иди в отпуск.

Пастернак узнал, пришёл в бешенство. Снова издал приказ по заводу, чтобы больше никто, кроме директора и его заместителей не предоставлял трудящимся отпуска. Никулиной снова влепил выговор и перевел её на работу с понижением.

Всё!




Tags: Великая Отечественная война, Первоуральск, Старотрубный завод
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments