Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Category:

Почему Маннергейм не дошёл до Урала?


Миф о том, что «Меннергейм спас  Ленинград» реанимируется всякий раз, когда подходит очередная  дата начала Советско-финляндской войны. Вот, дескать, какой трогательно-чувствительный перец был этот маршал, раз отказался выполнить приказ Гитлера.
В действительности же финнов остановили не душевные терзания Маннергейма, а КаУР . Но если бы даже первый бросок был бы удачным Финляндия просто неспособно была вести войну долго.

Экономике Финляндии в период Зимней войны и в период второй мировой войны исследователи уделяют ничтожное внимание. По крайней мере, переведенные на русский язык работы по этой теме мне найти не удалось.
И это вполне объяснимо.

Рассмотрение экономики Финляндии дает ясный ответ зачем Финляндия спровоцировала Советско-финляндскую войну (1939 – 1940) и почему финская армия вела себя пассивно во время второй мировой войны.

Дело в том, что Финляндия могла обеспечить себя продовольствием чуть более, чем наполовину. Остальное продовольствие (главным образом зерно) приходилось закупать.
Проще всего это было делать в СССР, но Запад давал кредиты только в случае, если Финляндия выполняла роль лимитрофа. Поэтому торговлю с СССР Финляндия постепенно сворачивала. Вот цифры закупок зерна Финляндией в СССР.

Импорт Финляндии зерна из СССР
1933 – 41 тыс. тонн.
1938 – 14,6 тыс. тонн
1939 – 5,2 тыс. тонн


Любопытная подробность: в межвоенный период СССР продавал много зерна Германии. Финляндия закупала советское зерно, в Германии переплачивая за каждый килограмм половину рейхсмарки.
После того, как Финляндия вступила во вторую мировую войну кредиты и поставки с Запада были постепенно свернуты.

Структура госдолга Финляндии в 1938 году в %

Внешние займы – 23
Внутренние займы – 75
Внутренние кредиты – 2
Кредиты госбанка – 0

Структура госдолга Финляндии в 1942 году в %

Внешние займы –13
Внутренние займы – 22
Внутренние кредиты – 27
Кредиты госбанка – 38

К 1942 году ни одна страна, кроме Швеции не давала Финляндии кредитов!
Единственной страной- кормилицей для Финляндии осталась Германия. Но та, в отличие от западных стран,  не могла и не хотела кормить на халяву горячих финских парней в тех объемах, в которых те бы желали.
Над Финляндией нависла угроза голода. Единственным выходом было – увеличение собственного производства продовольствия. Для этого нужно было вернуть хлебопашцев на поля и обеспечить их лошадьми.
Вот как этот процесс описывает Маннергейм:

«Поздней осенью мы смогли приступить к широкой демобилизации старших призывных возрастов. В конце ноября с Карельского перешейка в пункты сбора было отправлено шесть батальонов для расформирования, а в начале декабря последовало ещё такое же количество войск с указанной части фронта. Спустя две недели демобилизация началась с Олонецкого и Маселькяского перешейков. К весне 1942 года было демобилизовано в общей сложности 180000 человек».

Тем не менее, к осени 1942 года незасеянными остались 25% пахотных земель!
Еще одно пояснение от Маннергейма почему он не пошел до Урала:

«В конце января 1942 года меня посетил президент республики, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Особо остро стоял вопрос со снабжением, поскольку наша страна в плане продуктов питания в огромной степени зависела от Германии. Урожай был слабым, и, кроме того, уборка его страдала оттого, что женщинам, оставшимся одним, было трудно выполнять все обязанности по хозяйству. На западе у нас была связь с одной только Швецией».

Обратите внимания: 180 тысяч солдат демобилизовано, а жрать все равно нечего. «Война продолжение» длится всего полтора года!
Вот почему в 1939 году Финляндия не могла вести переговоров – даже частично отмобилизованная армия прожирала все что производило сельское хозяйство. Однако тогда выручила западная помощь и голод страна почувствовать не успела.
В 1942 году кормить финнов могла только Германия. Однако «высшая раса» себя очень любила. Уменьшать рацион немцев ради финнов Гитлер не захотели до самого 1944 года уровень потребления немцев был самым высоким в Европе.
А финнам зубы на полку пришлось положить довольно рано.

Первыми влияние голода на себе испытали военнопленные. Опять цитата от Маннергейма:

«Из‑за нехватки продовольствия возникали огромные трудности с питанием военнопленных. Люди, помещённые в лагеря, страдали от голода и болезней, смертность там была устрашающе высокой. Сенат считал, что раз всем тяжело, то все должны довольствоваться скудным рационом, лишь бы пища была здоровой».

Про «здоровую пищу» можно стебаться сколько угодно, но факт: финское крестьянство как кулаки в годы первой мировой войны начали прятать продовольствие от властей. А «демократические» власти на это ответили вполне по большевистски – продразверсткой.
С каждого гектара крестьянин должен был сдать государству 9 центнеров ржи, или 10 центнеров овса. Тех кто зерно прятал – судили.
За 1942 год финские суды рассмотрели 10 тысяч дел по нарушению постановлений министерства снабжения.
Если на своей территории, со своими финскими крестьянами власти не церемонились, то в оккупированной Карелии изъятие продовольствие приобретало вид карательных операций.

Вот как описывают финский грабеж Политовы из деревни Погрема Заонежского района Карело-Финской ССР:

«Осенью 1941 года к нам в деревню пришли финны и начали отбирать хлеб у колхозников. У нас хлеб был закопан в землю и так замаскирован, что финны не смогли его найти… Во второй раз финские грабители пришли откапывать хлеб с собаками… Хлеб вывезли… Женщины со слезами просили отдать хлеб для детей, а финны не дали и начали бить плетьми тех, кто подходил близко к сваленному в кучу хлебу».

Через некоторое время после этого отец Политовых умер от голода, а мать была избита финнами, когда выпрашивала милостину и умерла от побоев.

И финнов можно понять: развязывая войну в 1939 году они могли хотя бы, надеяться на иностранную помощь. В 1942 году Германия финнов держала на голодном пайке.
Потеря веса среднего финна в 1942 году составила примерно 10%. По оценкам финских врачей 100 тысяч детей в Финляндии в этот период находились на грани дистрофии и нуждались в дополнительном питании.

Президент Рюти в октябре 1942 году заявил:

«Вследствие длительной войны в тылу наблюдается падение морального духа… увеличивается алкоголизм, распространяется эгоизм, в вызывающих размерах растет преступность, в глаза бросается моральное разложение…»

О пьянстве Рюти упомянул не случайно: в то время когда выдача почти всех продуктов была нормирована, водку в Финляндии продавали без карточек.

Рундштедт, впоследствии фантазировал:
«Осенью 1943 года перед финскими и немецкими войсками, насчитывавшими около 550 тыс. человек и находившимся в превосходном состоянии, действовали силы русских, не превышавшие 270 тыс. человек. Тот факт, что эта благоприятная обстановка не была использована, объясняется исключительно политическими причинами».
И далее:
«Мысль о совместных действиях немцев и финнов по овладению Ленинградом была окончательно похоронена».

В действительности же ответ был прост: финны не могли наступать - их тыл сгнил!
Tags: cоветско-финляндская война, Вторая мировая война
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments