Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Category:

Возбужденные солнцем – 2

    


Задумал я тут написать сценарий великого кино о великой войне. Надеюсь всучить этот сценарий чувакам, отвечающим за кинематограф в Великобритании. Если у них за кино отвечают такие же мерзавцы как и у нас, то купят обязательно. В общем, читайте краткое содержание «Возбужденные солнцем- 2» За написание "Манифеста просвященного консерватизма" для Великорбритании я сяду сразу-же как только закончу с этой гадостью. Потому как нельзя делать две подлости одновременно.

Сцена первая

Трущобы Манчестера. Великая депрессия! Герой англо-бурской войны, депрессированный Серж Кат доедает дохлую крысу. Неожиданно звучит воздушная тревога и начинается налет «ФАУ-2». Страшные разрывы сотрясают весь город, в воздухе летают обломки кирпичей, полыхают дома, в узких грязных улочках мечутся перепуганные люди. Товарищ Ката, проглатывая, последний кусок крысы возмущенно кричит:
- Это что ли Битва за Англию? Мы ради такой ПВО крыс ели и налоги платили? Этот жирный с сигарой нам за все ответит!
В одной из горящих квартир лежит пожилой парализованный инвалид. Все его родные ушли на демонстрацию в поддержку прав человека в Советском Союзе. Огонь подбирается к несчастному. Задыхаясь, инвалид смотрит на портрет Черчилля. Ослабшей рукой умирающий грозит портрету «этого жирного с сигарой».

Сцена вторая

Дюны Дюнкерка. Серж Кат лезет на санитарный лайнер «Боливар», прикидываясь раненым. С криком: «Месье, месье!», следом за Катом на борт ползет французский солдат. Кат оглядывается на пляже остаются еще несколько сот французских солдат. Они все молодые, в новой парадной форме с винтовками Лебеля с грозными саблеобразными штыками.
- Отплываем? – спрашивает шкипер. – «Боливар» не вынесет…
В глазах Ката слезы. Он кивает и тычком ботинка в физиономию француза, сбивает того на землю. Лайнер отплывает, в тот же момент на берегу появляется немецкие танки. Французские солдаты пытаются закопаться в песок, но немецкие танки их находят и давят. Взгляд камеры прикован к телу молодого француза, которого корежит железо траков. Мясо, кровь, рваное тряпье…
Искаженное невыносимой мукой лицо солдата, кричащего:
- Будь же проклята ваша демократия!
Неожиданно над лайнером начинает кружить «штука». Летчик видит Ката и решает справить большую нужду прямо тому на голову. Он снижается и вывешивает зад. Кат обрадовано спешит этот зад поцеловать. Зад немца ударяется о лоб Ката, гремит взрыв. За кадром звучит грустная музыка по всем жертвам демократии!

Сцена третья

Пески Киренаики. По барханам медленно ползут британские «Матильды». В их могучем движении отражается вся сила, вся мощь Британской империи! Неожиданно на горизонте появляется раздолбанный броневик под парусом. Парус красного цвета и посредине полотнища нацистская свастика. Британские танки замирают. Потом открываются люки и из машин выскакивают танкисты.
Камера следит за лицом одного из них. Оно искажено страхом. Из перекошенного рта доносится вопль:
- Это Роммель! Нас подставили! Будь же проклят жирный с сигарой вместе со своей демократией!
Честные, но обманутые британские войска бегут. Солнце пустыни их не щадит. Они падают и умирают от обезвоживания. Ветер стихает. Парус немецкого броневика повисает. Роммель выбирается из броневика и с грустью смотрит под капот.
- Эх, сейчас бы канистру с бензинчиком! – мечтает он. – Иначе придется ждать ветра!

Сцена четвертая

Тропическое солнце Сингапура, английские солдаты выглядывают в щель амбразуры ДОТа на штурмующих японцев. Японцы страшны. Их трое. Они одеты в лохмотья. У них белые повязки смертников. В руках японские сабли.
- Не стреляйте! – говорит английским солдатам офицер. – Это смертники. Они хотят чтобы их убили. Но мы не будем стрелять. Мы не будем помогать врагу!
Японские солдаты забираются на ДОТ, тычут саблями в амбразуры, кричат «банзай» и другие страшные ругательства.
Боевой дух британцев падает.
- Великий Кромвель оставил нам Грандбританию, а мы ее проср..и! – говорит английский офицер и пускает себе пулю в лоб.
Возле другого ДОТа драма: молодой английский солдат наступил на противопехотную мину и взрывом ему оторвало мошонку. Его перевязывает, специально приглашенная для этой роли Надя.
- Говорят, что когда это дело оторвет на баб не тянет! – размышляет раненый. – Давай проверим?
Он просит показать Надю сиськи. Надя показывает. Кастрированный боец вздыхает:
- Либо сиськи у тебя – фигня, либо уже подействовало.

Сцена пятая

Центральная Франция. Немцы приближаются к Парижу. Они заходят в дома и раздают детям конфеты. Однако, французы все равно убегают от них как сумасшедшие. Правда, некоторые, опомнившись поворачиваются идут навстречу немцам с возгласом: «Хайль Гитлер!» Немцы пугаются и расстреливают.
Тупой зуав в это время минирует мост. Он сидит под мостом, приматывает провода к динамиту и заглядывает под юбки мадмазелям.
Он слышит как вдали французский офицер призывает других зуавов на защиту Парижа.
Зуав усмехается:
- Защитим, защитим. Когда президентом станет еврей, а арабы – парижанами…
Он подрывает мост. Замедленный показ. Камера следит за объемным задом мадмазели в розовых рейтузах, взлетающего над мостом и с шумом ударяющимся о воду…

THE END

Титры…



Tags: юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments