Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Categories:

Как ковали Победу «сталинские рабы» на Урале?




В истории Великой Отечественной войны ещё до недавнего времени существовал расхожий миф, кочующий из воспоминании одного ветерана, в воспоминания другого, о том, что «немцы все на мотоциклах с автоматами, а у нас одна винтовка на троих».

Миф был чрезвычайно  стойким, потому что его вскармливали и  патриоты и антисоветчики. Каждый по своим причинам.

Аналогичная ситуация сложилась и относительно работы советских людей в тылу. Патриоты уверяют, что весь советский народ не покладая рук трудился чтобы обеспечить армию всем необходимым: недоедали, спалив холоде у станков, работали по 12 и более часов. За опоздания даже подростков садили в тюрьму и т.д. и т.п.

Антисоветчикам такая трактовка нравилась потому что позволяла утверждать, что «чудо эвакуации» и подъем второго промышленного района советская власть могла добиться только благодаря тому что весь советский народ был «сталинскими рабами». И именно этот рабский труд, позволил одержать победу на контролируемой нацистами Европой.

Есть и объективные данные говорящие за то, что уральцы работали много.

6 июля 1941 года Свердловский обком ВКП(б)  выработал комплекс мер по повышению производительности труда, экономии средств  и ресурсов и т.п. Среди прочих мер предлагалось так же «… не уходить с работы, пока не выполнено задание 11-часового рабочего дня…».

Традиция рассматривать большую продолжительность рабочего дня в годы Великой Отечественной войны на предприятиях Урала в качестве критерия трудового подвига, сохранилась и в значительном количестве современных исследований, посвященных истории заводов.

Так, например, в качестве примера трудового подвига в книге по истории первоуральского  динасового завода рассказывается, что  собрание партийной организации предприятия в связи с важным и срочным заданием правительства в сентябре 1942 года постановило «обязать всех коммунистов работать по 18 – 20 часов в сутки» .

Какова была производительность труда у лиц, отдыхавших по четыре – шесть часов в сутки – данные отсутствуют.

В книге, посвященной истории первоуральского хромпикового  завода с гордостью сообщается, что  на митинге 4 июля 1941 года были оглашены резолюции собраний пяти цехов. Работники завода просили свое руководство увеличить рабочий день на предприятии на два часа до конца войны .

Так же, рабочие Пышминского медеэлектролитного завода в феврале взяли на себя обязательство не уходить с рабочего места «пока не выполнят задание» .

Примеры многочисленны и их можно приводить долго.

Одновременно одной из  ведущих тенденцией  в исследованиях, посвященных организации труда в годы Великой Отечественной войны, стало рассмотрение вопросов продолжительности рабочего дня в СССР исключительно с точки зрения изучения действия средств внеэкономического принуждения и работы государственной «репрессивной машины».

Наиболее прямолинейно эта мысль выражена в «Вестнике Нижегородского университета»:

«В тяжелейших  материально-бытовых условиях искреннее желание трудиться с повышенной отдачей было свойственно, в сущности, единицам, редко было продуктом внутренней мотивации».

Однако в последние годы усиливается и критика такого подхода. В частности профессор А.В. Сперанский пишет:

«В современном обществе достаточно активно муссируется мысль о том, что вся мощь военно-промышленного комплекса Урала зиждилась в годы войны на принудительном механизме сталинской командно-административной системы, подавляющем какую-либо инициативу и насильственно заставляющем население под страхом репрессий осуществлять полурабский и даже полностью рабский  труд. (…) Рекордные показатели, достигаемые в годы войны передовиками производства, хоть и не отрицаются полностью, но объясняются фактором перенапряжения сил и произвольно продленного рабочего дня».

Он отмечает:

«…спецконтингент» составлял на Урале  6,4% от общего числа рабочих и служащих, занятых в промышленности, строительстве и местном хозяйстве. Его труд использовался главным образом на подсобных, неквалифицированных работах и, при всем уважении к его представителям, часто необоснованно репрессированным, не мог играть решающую роль в военном производстве».

Изменение режима работы трудящихся как одного из средств промышленной мобилизации государства в XX веке проводилось самыми разными державами   с самыми разными формами политического устройства: социалистическими и капиталистическими, демократическими и авторитарными.



Стахановка М.И. Кириличенко обтачивает корпуса снаряда на токарном станке в цехе оборонного завода.

Довольно широко такие мероприятия использовались правительством еще царской России в годы первой мировой войны.

Так в 1915 году «…был обозначен отход от реализации принципа свободного найма  и  переход  к  использованию  мер  внеэкономического  принуждения. Прежде всего, в первые месяцы войны на государственных предприятиях был введен особый трудовой режим, в соответствии с которым рабочие не могли без разрешения администрации перейти с одного предприятия на другое».

Аналогичные меры вводились в государствах Европы и Азии по мере приближения второй мировой войны или втягивания в нее. Трудовые книжки были введены в Германии в 1936 году, а в 1939 году рабочие Германии окончательно лишились  свободы выбора места работы.

Законодательно увеличивалась и максимально возможная продолжительность рабочей недели до 72 часов. Это 10, 2 часа в сутки при работе без выходных и 12 часов в сутки при шестидневной рабочей неделе.

Во Франции 40-часовую рабочую неделю заменили на 50- часовую в 1938 году.

В Японии ещё до начала войны с США весной 1941 года ввели «рабочие книжки», рабочих закрепили за предприятиями, а средняя продолжительность рабочего дня постепенно увеличивалась и по официальным данным к 1942 году достигла 12 – 13 часов в сутки.

Сверхурочная работа, то есть, работа сверх установленной (нормальной) продолжительности рабочего времени в СССР в годы Великой Отечественной войны на предприятиях и в организациях  регулировалась рядом документов.  Среди этих документов, в первую очередь нужно назвать Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26.06.1940 «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений».

Этот документ был принят через год после начала второй мировой войны в условиях нарастающей военной угрозы. Указ от 26.06.1940 года безусловно, следует отнести к важнейшим мобилизационным документам Советского Союза в области трудового права.

В Указе, в частности говорилось:

«Увеличить продолжительность рабочего дня рабочих и служащих во всех государственных, кооперативных и общественных предприятиях и учреждениях:

с семи до восьми часов — на предприятиях с семичасовым рабочим днем;

с шести до семи часов — на работах с шестичасовым рабочим днем, за исключением профессий с вредными условиями труда, по спискам, утверждаемым СНК СССР;

с шести до восьми часов — для служащих учреждений; с шести до восьми часов — для лиц, достигших  16 лет. (…)

Перевести во всех государственных, кооперативных и общественных предприятиях и учреждениях работу с шестидневки на семидневную неделю, считая седьмой  день недели — воскресенье — днем  отдыха» .

Таким образом, в предвоенном СССР для трудящихся с нормальными условиями труда, сверхурочной работой считался труд свыше 8 часов в день, а так же труд в выходные и праздничные дни.

Из факта принятия этого документа следует сделать еще два важных вывода: первый — мобилизационные мероприятия в СССР в сфере организации труда начались не с началом войны, как это часто утверждалось в работах советских историков, а  летом 1940 года.

И второй вывод – мобилизационные мероприятия в этой сфере СССР начал одним из последних среди основных участников второй мировой войны.

Другим важнейшим документом, регулировавшим сверхурочные работы в годы Великой Отечественной войны, стал Указ  Президиума  Верховного  Совета  СССР  от  26  июня  1941  г. в котором, в частности, говорилось:

«1.  Предоставить  директорам  предприятий  промышленности,

транспорта,  сельского  хозяйства  и  торговли  право  устанавливать,

с  разрешения  Совнаркома  СССР,  как  для  всех  рабочих  и  служащих  предприятия,  так  и  для  отдельных  цехов,  участков  и  груш

рабочих  и  служащих  обязательные  сверхурочные  работы  продолжительностью  от  1-го  до  3-х  часов  в  день.


  1. Лица, не  достигшие  16  лет,  могут  быть  привлечены  к  обязательным  сверхурочным  работам  продолжительностью  не  более 2-х  часов  в  день.


  2. Не могут  быть  привлечены  к  обязательным  сверхурочным  работам  беременные  женщины,  начиная  с  шестого  месяца  беременности,  а  также  женщины,  кормящие  грудью — в  течение  шести.  месяцев  кормления.


  3. Оплату обязательных  сверхурочных  работ  рабочим  и  служащим  производить  в  полуторном  размере…»


Таким образом, устанавливался максимально допустимая продолжительность рабочего дня в СССР к которой руководители предприятий могли привлечь работников без их согласия —  11 часов в сутки.

Учитывая принципиальное значение вопроса о сверхурочных работах в советских, западных и современных российских исследованиях, необходимо отметить, что роль сверхурочных работ как средства повышения выпуска военной продукции в годы Великой Отечественной войны, зачастую, явно преувеличивается. Работать по 18 – 20 часов сутки (обязательство работать по столько часов в сутки брали на себя некоторые рабочие) продолжительное время человек просто не в состоянии физиологически . Кроме того, в реалиях осени-зимы 1942/1943 годов и недостаточного питания, интенсивный, продолжительный труд вёл к истощению, росту заболеваемости и к ещё большему дефициту рабочих рук.

То есть, продолжительная работа на промышленном предприятии  не решала проблемы роста выпуска промпродукции – она её усугубляла.

Надо иметь ввиду и то, что на большинстве заводов Урала  работа была посменной и увеличить продолжительность работы одного рабочего – это  значит сократить продолжительность работы его сменщика или совсем уменьшить количество смен.



http://waralbum.ru/132436/
Испытание собранной коробки передач на испытательном стенде на Уральском танковом заводе №183 в Нижнем Тагиле. Фотография из фондов Российского Государственного Архива Экономики.

Хотя работа по 9 – 11 часов и более,  для старшего поколения рабочих Урала в 40-е годы XX века не была чем-то чрезвычайным. Такая продолжительность рабочего дня была обычной даже в мирные годы в дореволюционной России .  Однако интенсивность труда изменилась.

Общее изменение режима работы в 1943 и 1944 годах на Первоуральском Новотрубном заводе среди рабочих  (без учеников ремесленных училищ, инженерно-технического персонала и т.п.) .

Для экономики предприятий использование сверхурочных работ было выгодно далеко не всегда. Увеличение количества сверхурочных серьезно влияло на себестоимость продукции. Согласно п.5 Указа  Президиума  Верховного  Совета  СССР  от  26  июня  1941  г. сверхурочные работы оплачивались в полуторном размере. Конечно, когда вопрос стоял о выполнении плана сверхурочные рассматривались как неизбежное зло, «накачивающее» население необеспеченными деньгами, но позволявшее компенсировать дефицит рабочих рук.

По мере того как проблема дефицита рабочих рук решалась – количество сверхурочных уменьшалось.

Например, в объединении «Челябинскуголь» средняя продолжительность рабочего дня в 1940 году составляла 7,6 часов, в 1941 году – 8,1 часов, в 1942 году – 8,5 часов, в 1943 году – 9,4 часов, в 1944 году – 9,2 часов, в 1945 году – 8,7 часов.



Приварка командирской башенки к крыше танковой башни Т-34-85 автоматической сварочной установкой на Уральском танковом заводе №183 в Нижнем Тагиле. Фотография из фондов музея Уралвагонзавода.

Продолжительность рабочего дня на предприятиях зависела не только от степени обеспеченности их рабочей силой, но и от специфики производства , условий труда, особенностей технологических процессов и поэтому была неодинаковой в различных отраслях промышленности и даже в разных цехах одного завода.

В 1944 году продолжительность рабочего дня на большинстве предприятий по сравнению с 1941 – 1942 г.г. сократилась.  Большую роль в этом сыграли общественные смотры  организации труда, прошедшие в 1943 – 1944 г.г. во всех отраслях индустрии по инициативе Первоуральского  новотрубного завода .

По отчету за 1943 год на Новотрубном заводе (завод №703)  числилось 4487 штатных рабочих, из которых только лишь 1437 человек или 32% имели нормальный рабочий день (не выше 8 часов), остальные 68% рабочих в 1943 год имели рабочий день продолжительностью 9 часов и выше.

Однако в действительности сверхурочные «набегали» не за счет увеличения продолжительности рабочего дня, а за счет  непредставления нормального числа дней отдыха.

Проще говоря, на предприятиях Урала чаще не удлиняли рабочий день за счет сверхурочных часов (даже в разрешенных законом пределах), а вызывали трудящихся на работу  в выходные дни.

На первоуральском  Старотрубном заводе самый пик количества сверхурочных так же приходится на 1942 и 1943 года. Далее идет резкое снижение. Так в среднем на одного работника Старотрубного завода в 1944 году в месяц приходилось 15,7 часов, то в 1945 году количество сверхурочных уменьшилось до 10,8 часов в месяц.

Причем на Старотрубном заводе в 1945 году работа в выходные и сверхурочные допускалась только в исключительных случаях и только по личному разрешению, в каждом отдельном случае, директора завода, либо главного инженера.

Уменьшение числа сверхурочных работ производилось и согласно прямым директивам руководства.

В большинстве случаев сверхурочные работы в годы войны велись для выполнения ответственных заказов, разгрузки и установки эвакуированного оборудования, при строительстве и вводе новых промышленных объектов и т.п.

Как уже отмечено выше, понять реальную нагрузку на трудящихся от сверхурочных работ невозможно без анализа учета неявок на работу в выходные и праздничные дни.

Для ряда уральских заводов таблицы динамики отработанных дней, приходившегося на одного работника в годы войны и баланс рабочего времени приведены в работе Антуфьева А.А.

«Из приведенной статистики видно, что основная масса  рабочих данного завода была занята на производстве в пределах узаконенных 8–11 часов и имела в1944 г. 48 нерабочих дней. Однако количество неотработанных на предприятии дней совсем не означало, что это были выходные или отпускные дни. Это могли быть дни болезни или занятости вне основного рабочего места, например, на субботнике по санитарной очистке города».

Тем не менее, по ряду предприятий точные данные есть. Так на Уральском танковом заводе  на одного рабочего приходилось в 1944 году 27,9 выходных и праздничных дней. В 1945 году 46,6 выходных и праздничных дней.

На Уральском алюминиевом заводе в 1944 году было 50, 4 выходных и праздничных дней, а в 1945 году 56,8 выходных и праздничных дней.

На билимбаевском труболитейном заводе в 1944 году на каждого рабочего приходилось в среднем по 36 выходных и праздничных дней.

Очень показательную картину того за счет чего происходило увеличение числа сверхурочных часов дает сопоставление продолжительности рабочего времени на одного трудящегося на Уральском танковом заводе и количества выходных на этом же предприятии.

Продолжительность рабочего дня и число праздничных и выходных на Уральском танковом заводе

Из таблицы видно, что средняя фактическая продолжительность рабочего дня на Уральском танковом заводе выросла на всего на 30%, в то время как количество выходных и праздничных дней уменьшилось более чем в 2 раза!

Это ещё раз подтверждает, что рост сверхурочных происходил главным образом за счет  работы в выходные и праздничные дни, а не за счет увеличения продолжительности рабочего дня.

Если до войны (уже в условиях действия Указа от 26.06.1940)  рабочий Уральского танкового завода в среднем отдыхал каждый пятый день, то в 1944 году он отдыхал один раз в 12 дней.

В настоящее время на многих предприятиях Урала трудящиеся работают на полторы ставки, т.е. в среднем по 12 часов в сутки десятилетиями. Это явление считается вполне естественным, эти работы считаются совместительством, а не сверхурочными и оплачиваются как обычные часы.

Поэтому продолжительность рабочего дня – это лишь один из критериев трудовой нагрузки на человека.

Работа в годы войны по 9-10 часов воспринималась как крайне тяжелая по ряду причин: из-за  высокой интенсивности труда, из-за недостаточного или неполноценного питания, из-за слишком малого количества дней отдыха, из-за плохих бытовых условий, из-за необходимости много времени и сил затрачивать на выращивание продукции на своём огороде, из-за низкого уровня медицинского обслуживания и т.д и т.п.

Согласно нормативным документам, регулирующим трудовое право, в течение войны разным категориям граждан определялось разное отношение к сверхурочным работам. Так согласно постановлению СНК  СССР  от  28  августа  1942  г. инвалиды,  работающие  в  предприятиях,  к  сверхурочным  работам  в  обязательном  порядке  не  привлекались.

Граждане, мобилизованные по трудовой повинности, могли привлекаться  к сверхурочным работам на общих основаниях. Согласно  постановлению СНК  СССР  от  10  августа  1942  г. привлечение  граждан  к  трудовой  повинности  в  военное  время  допускается  на  срок  до  2  месяцев  с  продолжительностью  рабочего  времени  в  размере  8  часов  в  день  и 3  часов  обязательных  сверхурочных.

То есть, так же как и остальным гражданам.

Всё вышесказанное позволяет сделать вывод, что применение сверхурочных работ в годы Великой Отечественной войны на предприятиях Урала не являлось основным средством достижения высоких производственных показателей. Сверхурочные работы рассматривались как вынужденная мера, как средство выполнения плана в условиях дефицита рабочих рук,  и при первой же возможности руководители предприятий стремились отказаться от сверхурочных работ совсем. Поэтому удлиненный рабочий день не являлся и не мог являться решающим фактором достижения высоких производственных показателей по выпуску продукции военного назначения.

Автор: Анатолий Гусев

Использованы фото сайта «Военный альбом

Tags: Великая Отечественная война, Урал, промышленность
Subscribe

Posts from This Journal “промышленность” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments