Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Categories:

Поможет ли «Прямая линия» найти выход из «либерального тупика»?

«Прямая линия» с президентом пройдет в этом году 15 июня. Граждане России смогут задавать вопросы как традиционными способами, так и «нетрадиционными». Уже сейчас сотни вопросов отправляются каждый день, однако главными остаются несколько социально-экономических тем: реновация в Москве, система «Платон» и общее положение экономики.



Если про представление властей об экономике можно сказать по прошедшему ПМЭФ и по ситуации вокруг предлагаемых стратегий реформ, то ответы на другие вопросы пока остаются на уровне размытых контуров.
О том, чего ждать от «Прямой линии», что «нового» можно будет узнать об экономическом положении в стране, в интервью Накануне.RU рассказал экономист, руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин.

Вопрос: На Ваш взгляд, о чем в этот раз будет говорить президент и о чем стоит сказать в первую очередь?

Михаил Делягин: Сложно сказать, о чем будет говорить президент, потому что в стране существенное ухудшение социально-экономической ситуации, но на ПМЭФ только что было показано, что Правительство принципиально игнорирует это ухудшение. И президент, судя по всему, доверяет Правительству по-прежнему. То есть он может не доверять конкретно Медведеву, но социально-экономическому блоку, который контролируется либеральным кланом, он, судя по всему, доверяет по-прежнему.

И я думаю, что перед форумом стало совершенно очевидно для президента, что не существует никаких вменяемых либеральных социально-экономических стратегий – ни у Кудрина, ни у Титова, ни у Правительства. А нормальные социально-экономические стратегии, не либеральные, он рассматривать не готов, потому что он доверяет либералам. А может быть, просто не подозревает о существовании кого-то еще, кроме либералов.

Соответственно, он находится в стратегическом тупике, и я думаю, что это общение с народом будет служить инструментом не только зондирования общественного мнения, но и попыткой самоопределиться и выйти из этого тупика.

Вопрос: Долгоиграющей и острой темой остается «Платон» – проходят акции протеста, автопробеги, но складывается впечатление, что это несильно беспокоит федеральные власти?

Михаил Делягин: Тарифы повысили сильно меньше, чем первоначально планировалось. Возможно, часть грузов перешла на железную дорогу. Безусловно, неприемлемо, на мой взгляд, в «Платоне» то, что эти деньги собираются не в государственный бюджет, а каким-то совершенно непонятным концессионерам. Но я не думаю, что это станет существенной темой «Прямой линии».

Если и дозвонится какой-то дальнобойщик, то, значит, будет какой-то один ответ на один вопрос, может быть, на два. Я думаю, неслучайно, что максимальные протесты идут в тех регионах, где никакого легального бизнеса до недавнего времени просто не существовало.

Другое дело, что вытаскивать «на свет» можно тех людей, которым есть с чего платить налог, а тех, кому не с чего платить налог, «на свет» вытаскивать нельзя – этого наше государство не понимает, живет немножко в другой реальности.

Вопрос: Другой важный вопрос – реновация. Наверняка, вопросы про это будут, и второе чтение законопроекта, поставленное на 9 июня, должно сыграть какую-то роль? Чего можно ожидать в этом вопросе?

Михаил Делягин: Я думаю, что Путин все-таки отстранится от реновации – он не будет влезать в компетенцию Собянина и позволит ему либо окончательно «сломать себе шею», либо, что более вероятно, как-то исправиться. В программе реновации, во-первых, очевидно резкое ухудшение условий жизни людей. Во-вторых, не очень понятно, зачем нагромождать какие-то искусственные структуры, когда все это можно сделать «в рабочем режиме».

Собянин, по сути дела, объявил депортацию 1 млн 500 тыс. человек, и только потом начал сдавать назад, столкнувшись с протестами. Но это не есть вопрос президента, по крайней мере, пока закон не поступит к нему на подпись. Я вполне доверяю Володину – он основную часть собянинского безумия из этого закона уберет, хотя, безусловно, не всю.

Вопрос: Из-за чего ломаются копья?

Михаил Делягин: Как я считаю, критическими являются три вещи: во-первых, то, что, скажем, в рамках Новой Москвы переселение планируется не в пределах одного муниципального округа, то есть вы можете жить в километре от МКАДа, а вас переселят в километр от Калужской области, и вы ничего не сможете сделать. Таких нюансов довольно много – скажем, в центре Москвы собирались людей в рамках одного муниципального округа переселять из центра цивилизации в промзону, и это формально соответствует закону.

Второе самое страшное – что, в отличие от Лужкова, господин Собянин игнорирует санитарные нормы. Вот есть санитарные нормы – сколько должно быть «квадратов» на одного человека. Когда Собянин говорит, что мы будем переселять в то же количество комнат, и там будет плюс 20% за счет улучшения планировки, расширения коридоров – это означает, что если три поколения жили в двух комнатах, как селедки в бочке, то они точно так же и будут жить, как селедки в бочке. То есть это не есть решение жилищного кризиса, и об этом никто даже не думает.

Наконец, третье – никто ничего не слышал об инженерном обследовании домов, которые собираются сносить. А если просто говорить, что этот дом старый, и поэтому его нужно сносить, то здание на Тверской, 13 тоже, в общем-то, старенькое.

Вопрос: И среди зданий под «реновацию» оказываются и памятники архитектуры?

Михаил Делягин: Памятники архитектуры могут быть такие, что упадут вам на голову, когда вы будете проходить мимо. Так что это вопрос, с одной стороны, того же самого инженерного обследования, а с другой стороны, если это памятник архитектуры настоящий – разные бывают памятники – тогда это вопрос не реновации, а реставрации, а это, конечно, будет существенно дороже.

Кроме того, есть опыт той же самой Восточной Германии, где эти же самые «хрущевки» (а разница между различными сериями «хрущевок» довольно велика) не сносят, а модернизируют.
В общем, если президента в ходе «Прямой линии» не спросят про реновацию, то я думаю, может быть, кто-нибудь спросит президента о том, почему господин Собянин уничтожает дорожное движение в Москве – когда происходит сужение всех ключевых транспортных артерий, начиная с Садового кольца и всего, что внутри. Причем тротуары кладут даже в тех местах, где люди в принципе не ходят. Это иначе как диверсией назвать нельзя.

Вопрос: Если вернуться к положению экономики в целом, то каких «словесных интервенций» стоит ждать россиянам? Мы услышим, что «черная полоса» позади?

Михаил Делягин: Я думаю, что президент скажет, что у нас все восхитительно, что у нас в первом квартале экономический рост 0,5%, а в апреле уже 1,5%, что у нас все сказочно хорошо, что уже пошел инвестиционный рост. Я думаю, что он будет доверять официальной статистике, потому что если вы доверяете людям типа Кудрина, Орешкина и Набиуллиной, то почему вам не доверять всем остальным? Но дело в том, что официальная статистика перестала, на мой взгляд, выражать что бы то ни было.

Вопрос: В чем это выражается? В измененных методах подсчета статистики?

Михаил Делягин: Да, скажем, когда у нас в январе самый инерционный показатель железнодорожных перевозок дал прирост на 11% — так не бывает. Но это, допустим, можно объяснить, что из-за «Платона» все перестали возить грузы машинами и перешли на железные дороги. Хотя, в общем, это неправдоподобно, это не дало бы результат 11% в один момент.
А в феврале у нас был промышленный спад, который, как объясняют официальные статистики, случился из-за того, что на 20% сократилось водоснабжение. Вы можете себе представить, чтобы в стране на 20% сократилось водоснабжение?
Я нет.
Так просто не бывает.

Но, тем не менее, эту статистику отрихтовали таким образом, что она показывает самые безумные вещи.

Вопрос: Наконец, ранее были предположения, что на «Прямой линии» Владимир Путин может объявить о своем выдвижении или не выдвижении в президенты, но сейчас многими экспертами упоминание этой темы отметается. А Вы как считаете, услышим ответ на этот вопрос?

Михаил Делягин: Я не очень понимаю, для кого это может представлять интерес. Совершенно понятно, что если президент не захочет идти на эти выборы, то его не поймет никто. Вообще никто. Так что я думаю, что этот вопрос решен, а когда об этом объявят – ну, когда в Администрации президента напишут какой-то более-менее вменяемый план, тогда и объявят.

Конечно, под давлением народных требований можно сделать это на «Прямой линии», может быть, Путин и скажет о своем выдвижении. Потому что, я думаю, некоторое количество людей будет звонить и требовать, чтобы он пошел на эти выборы, чтобы, не дай бог, «не соскочил».

Если пара таких людей прорвется в эфир и им дадут слово, то сказать – «нет-нет, не волнуйтесь, я пойду» – это достаточно спокойно, достаточно красиво, и никто, я думаю, не будет против этого протестовать.

Вопрос: В целом как бы Вы оценили такой формат и предстоящее мероприятие?

Михаил Делягин: В реальности это действительно уникальное взаимодействие, потому что никто из сегодняшних руководителей не то, что такие сеансы не проводит, – просто не может проводить. Мы видим европейских лидеров, которые просто не могут говорить со своими гражданами, им не о чем с ними говорить. Видим американских президентов, которые говорят только перед специально подобранными аудиториями. Так что у нас тут больше демократии, чем, скажем, на Западе, в развитых странах.

А итоги могут быть любые. И президент, поскольку он доверяет людям, которых он поставил рулить экономикой, я думаю, что он будет доверять и этой статистике. В целом, я думаю, это мероприятие сейчас будет служить замером общественных мнений перед выборами для того, чтобы скорректировать избирательную кампанию.
Ссылка
Tags: Путин, капитализм, экономика
Subscribe

Posts from This Journal “экономика” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment