Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Categories:

Прибалтийская проститутка

Ещё в тот момент, когда в 1940-м когда в Прибалтике впервые появились советские войска, стало очевидным насколько мы разные. И по уровню жизни, и по психологии.
Сейчас многие в политических спорах вспоминают президента Литвы Далю Грибаускайте, как пример падения нравов у «братьев наших меньших».



Это была наша ошибка. Наши представления о безнравственности мы переносили и на прибалтов, поскольку они «тоже советские люди».

А это было неправильно, потому что ментальность народа создает его история. А в Прибалтике до 1940 был капитализм. Со своим буржуйским мировоззрением они и пришли в СССР. И в этом буржуйской ментальности – проститутка явление вполне нормальное.

В их картине мира Грибаускайте вовсе не падшая женщина, а совсем наоборот.
Вчера прочел повесть латвийского писателя Хайрия Галиня «Пора сеять рожь». Впечатлен. Вот образ плохой женщины, висящей на черемухе:

«В тот раз черемуха тоже цвела белым сугробом, а на самом толстом ее суку висела пионервожатая, темноволосая горожанка с кровоподтеками под глазами (значит, били), в окровавленной, продырявленной белой блузке (застрелили или закололи), с разодранной юбкой и с синяками на бедрах (значит, надругались).
Два «ястребка» отгоняли от черемухи старух — не базар, мол, — но те, перейдя на другую сторону дороги или отступив еще на шажок, все равно шипели:
— Вот так-то оно, красавица!
— Кхе, кхе…
— Теперь-то уж оставит детей в покое!
— Где это видано — натравливать на родителей!
— Почитай отца и мать свою…
— У большевиков другие заповеди.
— Как жила, так и померла. А лесовикам что, разве не хочется? Тоже мужики ведь… Домой хода нет, вот и поигрались с приблудной. Ну, разве это женщина, разве латышка…»


Думаете это реакционные старухи только так паскудно говорят о советской девушке, приехавшей в латвийское село учить детей?
Нет!
Вот другая, которая была в ту пору школьницей, вполне положительная героиня, вспоминает убитую и повешенную:

«Потом, подперев подбородок ладонями, я спросил:
— Так какой же была Нора, по-твоему?
— Чертовски красивой, — сразу же отозвалась Дзидра, — куда мне с нею равняться! Только…
— Говори смело!
— Мне такая красота не по вкусу. Холодная, безразличная. Да ладно… Зато стихи читать она умела! Если я люблю читать стихи, если вообще пошла на филологический, то это ее заслуга. И еще она учила нас танцевать».


А вот как кулачка ( вернувшись из ссылки в Сибирь стала председателем колхоза!!!) рассказывает обстоятельства убийства пионервожатой:

«Гундега нервно теребила бахрому скатерти. Без сомнения, она уловила скрытую в моих словах иронию и начала рассказывать, опустив глаза:
— Я, честное слово, не виновата. Под черемухой, у дороги она заболталась с их долговязым учителем пения. Те, из леса, велели им стать на колени и петь «Боже, благослови Латвию». Учитель пения сразу же так и сделал, его и пальцем не тронули, а твоя Нора осталась стоять и что было силы ругала и его, и нас. Парням кровь ударила в голову, и… Я убежала, чтобы ничего не видеть, и тысячу раз прокляла тот час, когда связалась с ними. Но было поздно».


В общем, холодная, неадекватная комсомолка, недостойная гордого звания «латышка».
Ну а теперь положительная героиня повести Дзидра (в переводе «светлая»), которая учиться на филолога в последующем собирается стать учительницей рассказывает.
Ещё цитата:

«— И зачем ты хочешь научиться любить? Подумать только: учиться любви!
И тут Дзидра через мгновение сказала такое, что заставило меня встрепенуться и сразу же прогнало сон.
— А на что я стану жить в городе? На стипендию? Я прожила бы, вкус у меня не избалован, но ведь во что-то и одеваться надо. Из дому я ушла вот в этом самом ватнике, узелок спрятала в рукаве. Никто и не знает, куда я девалась.
Я только и смог, что негромко присвистнуть. Ну и девчонка! Такая ни в раю, ни в аду не пропадет!»


Если кто-то подумал, что это перестроечная чернуха, что господин Галинь сочинил это в 90-е…
Ничего подобного.
Галинь умер в 1983 году.

Если верить современным литературоведам в СССР господствовал соцреализм. А литературное произведение в жанре соцреализма должно быть построено "на идее бесчеловечности любых форм эксплуатации человека человеком, разоблачать преступления капитализма, воспламеняя умы читателей и зрителей справедливым гневом, вдохновлять их на революционную борьбу за социализм".

И если бы с героем повести в постели лежала не Дзидра, а Даля Грибаускайте и поведала ему, что намеревается стать проституткой. Тот бы только присвистнул:

«Ну и девчонка! Такая ни в раю, ни в аду не пропадет!»

Я думаю, что с прибалтами мы никогда не были одним советским народом.
То, что у нас срам, у них – доблесть!

И если проститутка может быть учительницей в Латвийской ССР, то почему нельзя быть проститутке в демократической буржуазной Литве?

Вверху: картина латвийской советской художницы (Лауреат Государственной премии СССР) Джемы Скулме "Модель"
Tags: Прибалтика, СССР, литература
Subscribe

Posts from This Journal “Прибалтика” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 18 comments