Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Шайтанка, которую мы потеряли…

Плакать по дореволюціонной  Россіи  сейчасъ модно. Балы, красавицы, лакеи, юнкера, хрустъ французской булки и всё такое... А кто-нибудь читалъ какъ жила Шайтанка  въ годы царствованія страстотерпца? Я давно собираю разные  воспоминанія жителей Первоуральска о прошломъ, старые  письма въ газеты. Вотъ еще одно. Оно на тетрадныхъ листкахъ въ клѣточку, черными чернилами, красивымъ почеркомъ, человѣка, проходившаго уроки чистописанія. Къ сожалѣнію подъ рукописью нѣтъ подписи, но въ текстѣ масса фамилій и разнообразныхъ подробностей, которые  могъ знать только тотъ, кто жилъ въ дореволюціонное время въ Шайтанке...




Сейчас в Первоуральске никто себя таишанином не считает. И никакая часть города Таишевкой не зовётся. Таишане сгинули в истории, «погибоша аки обры». Однако до Великой Революции Таишевка была и обитание в ней для детей и юношей было связано с определенными проблемами.

Об этом и пишет автор рукописи. Пишет многословно, с огромным количеством подробностей. Для начала поясню суть: в 1828 году заводовладелец Иван Ярцев переселил в Шайтанку из Таишевского завода (нынешний г. Кукмор в Татарии), большую партию рабочих с семьями. Поселились таишане обособленно, образовав улицу Таишевку, а местные, по словам автора воспоминаний, встретили их неприветливо.

«Эта вражда, - пишет автор. – Продолжалась до самой Октябрьской революции. Правда, среди взрослых она стала почти незаметной, так как война 1905 года, как общее несчастье, сблизило людей. Но среди детей и молодежи вражда продолжалась вплоть до войны 1914 года и даже далее".

Сам автор был с Таишевки, а  школа, судя по тексту, находилась на враждебной стороне.

«Нас таишевских почему-то не любили, - вспоминает автор. – Видимо эта неприязнь передалась ребятам от взрослых из прошлого. Нас всегда дразнили: «Таишане, проигранные на картах». Однажды за шалости в школе меня с Петром Кормильцевым («Андрей Слепой» - видимо прозвище – прим. А.Г.), учительница наказала и оставила на час стоять в углу. Это означала, что нам придется возвращаться домой одним и нас могли побить пятистенские ребята».

Как поясняет далее автор благодаря его природной смекалке побоев им тогда удалось избежать.

Но далее он пишет: «Учился я в школе три года и все три года протекали в таких условиях, когда идёшь и всё время остерегаешься. Таишевских было меньше, поэтому спасением было только ходить в школу артелью».

К сожалению, не могу пояснить какая часть Шайтанки называлась Пятистенкой и почему она так называлась, но из воспоминаний автора понятно, что верховодил среди пятистенских некто по прозвищу Куян с улицы Вознесенской.
Групповые драки пьяной молодежи в Шайтанки являлись делом обычным. Хотя вино тогда в магазинах поселка не продавали, а только в казенных кабаках.

На праздники, например на Пасху, которую тогда праздновали три дня, водку в кабаках закупали впрок. Если кто-то не запасся алкоголем, то обращался к «шинкаркам». В Пятистенке такой «шинкаркой» была некто Александра Савыкова. У неё не только покупали «на вынос», но и распивали на дому, как в пивной.
Многочисленная полиция и волостное начальство ничего не предпринимали, потому что сами отоваривались у Савыковой.

Кстати о начальстве и полиции.
Многие читатели могут припомнить междууличную ребячью вражду и применительно к советскому детству. Но масштабы проблемы, по-видимому, были иные. Такой показательный момент: во всей Шайтанке с прилегающими поселками в ту пору проживало менее девяти тысяч населения. А царское правительство держало здесь целую роту пешей и конной полиции!

Отряды конной полиции регулярно, особенно в праздники, патрулировали Таишевку и Пятистенку.
Старостой в Шайтанке в ту пору был некто Костин. Автор описывает его исключительно негативно, как «пьяницу, взяточника и подхалима».

Вспоминает автор и некую банду «белых покоников», грабивших обывателей Шайтанки.
Речь идёт о неких братьях Емлиных. Поскольку в Шайтанке Емлины были не одни, о каких именно идет речь – сказать сложно. Эти, по словам автора, жили на улице Дербенской. Они сшили себе белые саваны с черными крестами и сделали маски на лица. Прятались на кладбище. Когда ночью мимо кладбища шел прохожий, с кладбищенской стороны появлялись два или три «белых покойника», как прозвали их шайтанцы, появлялись  и грабили.

"Потом они обнаглели настолько, что стали нападать в любом месте, особенно в дни получки, которую тогда выдавали вечерами, после работы. Одна женщина, якобы, погибла при нападении «белых покойников» - случился разрыв сердца…"

В общем жили в старые, добрые царские времена в Шайтанке люди тихие, смирные, богобоязненные. Но потом пришли большевики и всё испортили. Но это, как говорится, совсем другая история…

На фото вверху: Парни в праздничный день. Пермская губ., Охановский у., д. Осиновка. 1913
Tags: Урал, исторические очерки, краеведение
Subscribe

Posts from This Journal “исторические очерки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment