Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Categories:

Интервью Делягина к 100-летию Великого Октября

Гражданская война закончилась окончательно в умах и сердцах еще в Великую Отечественную, когда белая эмиграция разделилась на предателей и патриотов своей Родины.
Однако в конце 80-х она была вновь развязана либералами для сокрушения нашей Родины – Советского Союза, и продолжается ими сегодня для такого же уничтожения России. Либералы последовательно и эффективно торпедируют попытки примирения, совершаемые всеми остальными общественными силами, и неутомимо сеют в нашем обществе рознь и разжигают ненависть, — и государство частью контролируется ими в силу зависимости «офшорной аристократии» от Запада, частью демонстрируют поразительную бесхребетность и беспомощность.



1) С какими мыслями и чувствами встречаете эту дату лично вы?

Мне горько от потоков клеветы, которыми безнаказанно обливают Россию и ее историю оголтелые либералы, открыто пропагандирующие украинский фашизм и все остальные формы русофобии.

Открытая ложь о революции и клевета на народ России по-прежнему торжествуют в медиапространстве и являются важной частью всей государственной политики.

Нас пытаются лишить нашей истории, превратить в ненавидящих самое себя выродков, вечно чувствующих себя виноватыми и кающихся перед своими грабителями и убийцами, — и российское общество не демонстрирует даже минимального инстинкта самосохранения.

Идеалы справедливости и развития, вдохновлявшие бороться за свои права не только рабочих и крестьян, но даже и офицеров (большинство офицеров даже генерального штаба встали на сторону красных), национально-освободительный характер гражданской войны (так как белые, за небольшим исключением, выступали в роли простых наймитов западных интервентов), чудовищное превышение масштабов белого террора над масштабами террора красного, созидательная функция Советской власти с первых дней ее существования стираются из исторической памяти нашего народа с рвением, достойным гитлеровцев.

Наше общество так и не оправилось от катастрофы 90-х годов; политика национального предательства и разрушения нашей цивилизации, отрицания ее основ и, более того, вытравливания их из нашей культурной матрицы продолжаются с неослабевающей энергией и высокой эффективностью.

2) Какие выводы должны быть сделаны нашими современниками, и как мы должны использовать этот исторический опыт?

Хорошо, что мы от романтики революции и гражданской войны осознали их ужас, — но неприемлемо, что государство категорически отказывается осознавать их уроки.

И царская Россия, и Советский Союз погибли из-за сословного характера общества, несовместимого с современностью. Сегодня и правые либералы, и правые консерваторы с разных сторон пытаются вернуть в наше общество патологическую, самоубийственную сословность, — и это грозит нам новыми потрясениями.

Второй вывод: человек не может жить без справедливости. Особенно – представитель нашей цивилизации, нашей культуры. Общество, основанное на попрании справедливости, на ее отрицании, отрицает само себя. Таков был царский режим в последний период своего существования, — такова и сегодняшняя Россия.

Либеральные реформы, проводимые в интересах глобальных монополий и против нашего народа, носят откровенно людоедский характер, — и продолжаются вот уже 30 лет. Выросли уже поколения россиян, просто не способных представить себе, что их, российское государство может быть ответственным перед ними и способным обеспечивать развитие общества, а не организовывать его деградацию. Ради призрака справедливости отчаявшиеся люди готовы на все, даже перековываться в исламских террористов, конченых западников или откровенных фашистов-бандеровцев. Сохранение либеральной политики будет превращать во врагов государства все новые массы наших сограждан, — пока мы не рухнем в Смуту, на фоне которой революция и гражданская война покажутся избавлением.

Третий вывод: чтобы справедливо распределить блага, их надо справедливо произвести. Демонтаж «государств всеобщего благосостояния» Запада показал: перераспределение в интересах общества благ, произведенных в интересах частных владельцев, внутренне противоречиво и потому неустойчиво. Без внешнего принуждения, — например, без страха перед СССР, — буржуазия забывает о норме немецкой Конституции, по которой священна лишь та собственность, которая служит обществу, — и начинает это общество грабить.

Поэтому надежна только справедливость, начинающаяся с производства и коренящаяся в нем. «Командные высоты» экономики: инфраструктура, финансы, иные ключевые отрасли, — должны принадлежать народу в лице государства, а функция бизнеса заключается в развитии остальных хозяйственных сфер и захвате внешних рынков (и то под контролем государства, так как, если в силу своей глобальной экспансии бизнес станет сильнее государства, он обеспечит его перерождение и, опираясь на него, поработит народ).

Четвертый вывод: на протяжении всей борьбы за власть в 1917 году гениальный Ленин подчеркивал, что социализм отличается от капитализма не материально-технической базой, — она у них общая, — и даже не формой собственности, так как в критических условиях капитализм идет на огосударствление. Ключевое отличие социализма и капитализма — характер власти: если она служит народу – это социализм, если бизнесу – это капитализм.

Соответственно, перерождение власти, ее отстранение от народа ведет, как это и случилось в Советском Союзе, начиная с Хрущева (при котором происходило оформление партхозноменклатуры в осознающий себя класс), к перерождению социализма обратно в капитализм.

Поэтому сохранение, укрепление и развитие социалистической демократии, ставшее главным делом Ленина после завоевания власти, есть вопрос не только эффективности, но прежде всего сохранения социализма: ее разрушение означает ее перерождение во власть «новой буржуазии» и, с неизбежностью, перерождение социализма в капитализм.

Информационные технологии создают новые возможности демократии: эпизодическая (существующая непосредственно только в моменты выборов и политических кризисов) представительская демократия впервые со времен Древней Греции и новгородского вече может быть заменена постоянной и прямой демократии на основе постоянного волеизъявления народа, при которой в управление государством будет вовлечен каждый член общества.

Пятый вывод: невменяемость власти порождает нерешенность ключевых проблем, блокирование развития и тупиковую ситуацию, — в которой неизбежны заговоры. Сегодня такую пагубную невменяемость демонстрирует руководство как ключевых государств Запада, так и глобальных финансовых групп, равно не способных противостоять глобальному кризису.

Это дает возможности незападным силам, так как хаотическое столкновение заговоров позволяет им реализовать свои интересы (как в первой половине ХХ века обострение противоречий между империалистическими державами позволило в соответствии с предвидением Ленина создать социалистическое общество, что было невозможно еще в конце XIX века).

Шестой вывод: в хаосе заговоров на первом этапе (в случае России – Февральской революции или распада Советского Союза) побеждает разрушительное внешнее влияние. Это означает необходимость для патриотических сил в ходе борьбы за власть использовать все возможности внешнего влияния, опираясь на них для достижения конкретных целей (как Ленин, заключивший Брестский мир ради спасения страны).

Седьмой вывод: либералы, – что Временног, что нынешнего правительств, — не могут обеспечить ни порядок, ни тем более развитие, так как служат глобальным спекулянтам против своего народа. Ведь сегодняшний политический либерализм, как и в 1917 году, живет не по Вольтеру, а по Березовскому и потому несет только разрушение и кровь.

Восьмой вывод: в общественной жизни ничего нельзя копировать без учета народной культуры. Столыпин копировал западные образцы, и при успехе устроил бы революцию еще до Первой мировой войны: миллионы лишенных земли крестьян хлынули бы в города, где им не было бы работы, так как царизм не мог провести индустриализацию.

Формула победы большевиков заключалась в постоянной связи с народными массами, в диалектическом единстве процессов пробуждения, организации и направления этих масс и следования их интересам по мере того, как эти народные массы сами, пробуждаясь, осознавали свои интересы. Внешне это выглядело как отсутствие догматизма и постоянное напряженное вслушивание в изменение народного сознания.

Девятый вывод: общественная цена политических катаклизмов так велика, что ответственные силы общества должны делать все для решения проблем мирным путем. Но они должны трезво оценивать объективные и субъективные возможности власти и при ее недееспособности действовать в условиях Смуты решительно и безоглядно.

В глубоких кризисах практика неизбежно идет впереди теории, даже самой передовой. Как говорил Сталин, «есть логика намерений и логика обстоятельств – и логика обстоятельств сильнее логики намерений». Это касается и современного глобального кризиса, который обернется глубоким политическим кризисом во всех странах, — и в первую очередь таких слабых и раздираемых противоречиями, как Россия.


3) Согласны ли вы с тем, что в умах и сердцах россиян до сих пор не закончена гражданская война, и насколько серьезной вам представляется поляризация общества по принципу отношения к ключевым событиям и персоналиям нашей истории?

Гражданская война закончилась окончательно в умах и сердцах еще в Великую Отечественную, когда белая эмиграция разделилась на предателей и патриотов своей Родины.

Однако в конце 80-х она была вновь развязана либералами для сокрушения нашей Родины – Советского Союза, и продолжается ими сегодня для такого же уничтожения России. Либералы последовательно и эффективно торпедируют попытки примирения, совершаемые всеми остальными общественными силами, и неутомимо сеют в нашем обществе рознь и разжигают ненависть, — и государство частью контролируется ими в силу зависимости «офшорной аристократии» от Запада, частью демонстрируют поразительную бесхребетность и беспомощность.

Руками либералов, неутомимо, отчаянно и изобретательно продолжающих развязанную ими в конце 80-х пока холодную гражданскую войну, Запад ведет войну на уничтожение России, — а наше общество боится даже признать этот самоочевидный факт и наивно пытается спастись от этой войны, в одностороннем порядке отказываясь от участия в ней, — как Горбачев наивно думал, что завершил «холодную войну», в одностороннем порядке отказавшись от неотъемлемых интересов нашей страны.

Источник: Михаил Делягин

Tags: #история, #революция, революция
Subscribe

Posts from This Journal “революция” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments