Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Category:

История фашизма. Часть I.

После того как я опубликовал пост «Израиль юбер аллес!» сразу несколько человек из Израиля, и из нашей страны, высказали недоумение тем, что я, якобы, слишком вольно использую термин «фашизм». Одни считают, что в Израиле нет признаков фашизма, другие, наоборот, настаивают, что в Израиле режим не фашистский (как в Италии), а много хуже – нацизм. Собственно я и ранее много про фашизм читал, поскольку в истории увлекаюсь, главным образом, второй мировой войной. Но решил всё же «разложить» все по полочкам не своим мнением, а с помощью авторитетных авторов.

Что касается евреев, то о них даже в этом, мрачном вопросе, ходят анекдоты. Рассказывают, будто израильтяне к вопросу определения фашистских режимов подходят просто: если режим был замешан в холокосте, значит фашистский, а если не замешан, то это белая и пушистая демократия. В серьезных исторических работах я ничего подобного не читал. И полагаю, что это форумная байка.

Фашизм – дело давнее, а потому запутанное.

Первое упоминание фашизма, которое я нашел в своей библиотеке - это высказывание И.В. Сталина в 1924 году из полного собрания сочинений Том 6. Он говорит о попытке фашизации Европы и делает вывод, что дни фашизма сочтены.

Цитата:
«Что дал нового истекший год в смысле международного положения Советской России? В чем состоит то новое и основное в международном мире, которое необходимо учесть, переходя от старого истекшего года к новому году, и которое не мог не учесть XIII съезд? Это новое заключается, во-первых, в том, что за истекший год мы имели случай наблюдать ряд попыток сделать Западную Европу открыто фашистской в ее внутренней политике, и эти попытки оказались беспочвенными, они сорвались. Если отвлечься от Италии, где фашизм разлагается, то в основных странах Европы, во Франции и Англии, попытки фашизировать политику Европы сорвались, авторы же этих попыток, Пуанкаре и Керзон, попросту говоря, слетели, оказались выброшенными за борт».

Это говорил Сталин.
Он ошибся.
Как известно итальянский фашизм не разложился, а прожил с той поры ещё 19 лет!

В 1924 году он не раз упоминает в выступлениях фашизм, говоря, что социал-демократия и фашизм – это две стороны одного и того же явления (социал-фашизм). А европейский пацифизм в капиталистическом мире – это лишь переходный период к реваншизму и милитаризму.
На счет социал-фашизма будет сказано ниже, а вот второе утверждение, на мой взгляд, верное, учитывая неравномерность развития капитализма: капитализм выходит из кризиса – растёт пацифизм, капитализм охватывает кризис – поднимает голову фашизм.

В 1926 году Сталин снова упоминает фашизм, говоря о борьбе политических группировок в Польше.

О группировке Пилсудского он, в частности, сказал:
«Может ли она, эта группа, разрешить национальный вопрос в Польше в духе предоставления свободы национального самоопределения угнетенным нациям: украинцам, литовцам, белоруссам и т. п.? Нет, не может – и она не сделает этого, если она не хочет лишиться всякого доверия в глазах тех великопольских шовинистов и фашистов, которые составляют основной источник морального существования группы Пилсудского».

По сути дела, Сталин в 1926 году говорит, что Польша уже стала фашистской.

В дальнейшем Сталин упоминает слово «фашизм» всё чаще и чаще. Но что конкретно он под фашизмом подразумевает?
Может сталинское определение фашизма есть, но я его не нашёл.

Самая ранняя монография о фашизме, которая есть у меня в библиотеке это книга Г. Сандомирского «Фашизм и молодежь» 1925 года выпуска. Речь, естественно, идёт об итальянском фашизме. Сандомирский знакомит молодых советских читателей с программой фашистской партии.

"Государство, в глазах фашистов, представляется юридическим воплощением нации, - сообщает Сандомирский. Чтобы государство было эффективным – оно должно ограничить парламентаризм. Потому как парламентарии не профессионалы в тех вопросах, которыми занимаются".

О ликвидации парламентаризма в программе фашистской партии речи не идёт.
Профсоюзы и другие рабочие организации согласно программе Муссолини должны сплотиться в целях торжества национального начала.

Поэтому когда израильские пользователи соцсетей пишут, мол, какой же у нас фашизм, если у нас есть кнессет? То хочется им напомнить про первое фашистское государство в котором тоже был парламент и которое декларировало единство нации.
Единая Италия, единый Израиль, единая Украина!  Ну и всё остальное, что там есть «единое»...

Впрочем, и Сандомирский много и подробно разоблачая фашистское вранье так и не даёт толкового ответа что такое сам фашизм.

Следующей по году выпуска у меня в библиотеке идёт книжка Франсуа Берри «Фашизм во Франции», датируемая 1927 годом. Берри рассказывает о годах расцвета организации «Фессо» во Франции. Если бы фашизм зародился сначала не в Италии, а во Франции, то мир получил бы не фашизм, а фессизм.

У Берри я нашел самое раннее объяснение фашизма, которое есть у меня в библиотеке.

Берри пишет:
«Слово «фашизм» часто употреблялось и им часто злоупотребляли за последние два года среди товарищей; но не все и не всегда имели точное представление о том, что оно обозначает. В этой маленькой брошюре мы попытаемся возможно точнее проанализировать французскую форму фашизма, его организации, социальные слои, на которые он опирается, его программу и способы борьбы с ним. Но для этого необходимо прежде всего определить границы понятия «фашизм».
Должны ли мы в настоящий момент называть фашистскими все те организации, которые с нами борются?

Фашизм—это есть определенная форма экономического и политического движения, комбинирующего в себе насилие с той социальной демагогией, которая родилась в результате войны и характерна для эпохи упадка империализма. Фашизм — движение новое. Мы часто слышали: «И прежде были борцы с забастовками. Мы видели во время дела Дрейфуса отряды головорезов и банды в Дрюмоне; еще раньше мы знали генерала Буланже. Это и был фашизм».

Нет, то было совсем иное движение, чаще всего лишенное какой бы то ни было социальной программы. Это было насилие, организованное буржуазией и большей частью осуществляемое молодыми буржуйчиками и наемными лицами. Тогда этого было достаточно.

Нынешний кризис, перед которым стоит капитализм и с которым он должен бороться, совсем иного рода, чем дело Дрейфуса или даже панамская афера. Теперь речь идет о кризисе международном. Война потрясла здание капитализма вплоть до основания. Экономические кризисы следовали один за другим, почти без перерыва. Пролетариат объединился и развился; он научился действовать оружием. В одной стране он даже совершил свою пролетарскую революцию. Родился Интернационал, который направляет пролетариат и не дает ему остановиться на полдороге.

Те постоянные организации, на которые опирается классовое государство, уже недостаточно сильны, чтобы обеспечить буржуазии господство над пролетариатом и сломить революционное движение. Сплошь и рядом приходится итти на уступки, которые, будучи вызваны давлением рабочих, порою угрожают самому существованию капиталистического строя.
Фашизм — это возрождение и новая организация контрреволюционной обороны».


Из этого определения создается впечатление, что Берри и сам плохо понимает, что такое "фашизм".

Тем не менее, Берри правильно подмечает фашистских кукловодов:
«Фашизм, — пишет один из итальянских фа­шистских вождей, Пьетро Горголини, — не яв­ляется выражением крайнего реакционного кон­серватизма. Он никогда не был и никогда не будет слугой буржуазии, которая показала, волею-неволею, что цикл ее исключительного господства закончен».
И сам Муссолини в своей министерской деклара­ции от 17 ноября 1922 года заявил: «Если капита­листические круги в Италии надеются, что мы им позволим пользоваться противозаконными приви­легиями, они будут разочарованы».
Все это, конечно, только слова, и итальянские капиталисты уже потеряли счет тем привилегиям, которые им пожертвовал Муссолини, начиная с государственных монополий и кончая отнятым у рабочих 8-часовым рабочим днем. Но эти цитаты красноречиво свидетельствуют о том, чем хочет казаться фашизм».


В годы своей юности фашизм, как видите, обходился без газовых камер, лагерей смерти и т.п. Но это был самый настоящий фашизм.

К французскому фашизму я ещё вернусь.
А сейчас несколько слов ещё о двух книжках. Первая – опять об Италии: Андровский П. «Внешняя политика фашистской Италии», 1931 год.

Андроновский пишет:
«Мировой экономический кризис, начавшийся в 1929 г. и переросший в подлинный кризис капитализма, не мог не отразиться и на внешней политике Италии. Общее обострение внутренних противоречий империализма нашло особенно отчетливое выражение в резком обострении итало-французского антагонизма».

О мировой войне Андроновский ещё не думал. По его мнению Италия намеревается ударить из Ливии в направлении Нигерии и Камеруна…

И далее:
«Итало-французскому антагонизму суждено в ближайший исторический период доставить не мало хлопот буржуазным политикам и сыграть весьма важную роль в общей системе противоречий современного империализма».

В общем то ничего специфично фашистского в желании итальянцев отнять колонии у французов нет. США отнимали колонии у испанцев, англичане – у французов, японцы у немцев и при этом не назывались фашистами.

Поэтому куда интересней в свете событий сегодняшнего дня книга Самойловича Ю. «Церковь украинского социал-фашизма», вышедшая в 1932 году. Интересна она, в первую очередь, термином - "социал-фашизм".

Самойлович пишет:
"По нашему мнению, история так называемой «украинской автокефальной православной церкви» (УАПЦ), бывшей лишь филиалом украинской социал-фашистской организации—так называемого «Союза «изволения Украiни» (СВУ), является классической иллюстрацией слов Ленина: «Все современные религии, все и всяческие религиозные организации марксизм рассматривает всегда как органы буржуазной реакции».

Что он понимает под социал-фашизмом Самойлович ответа не даёт.

Видимо объяснение простое: это не Самойлович изобрёл социал-фашизм - ещё в 1924 году И.В. Сталин заявил:
«Фашизм есть боевая организация буржуазии, опирающаяся на активную поддержку социал-демократии. Социал-демократия есть объективно умеренное крыло фашизма. Нет основания предположить, что боевая организация буржуазии может добиться решающих успехов в боях или в управлении страной без активной поддержки социал-демократии. Столь же мало оснований думать, что социал-демократия может добиться решающих успехов в боях или в управлении страной без активной поддержки боевой организации буржуазии. Эти организации не отрицают, а дополняют друг друга. Это не антиподы, а близнецы».

Не удивительно, что в 1924 году наша пресса фашистским диктатором называла не только диктатора Испании Прима де Ривера, но и например, «главаря албанских банд» короля Албании Ахмет-Зогу, которого позднее сверг Муссолини. В 1925 году советская пресса называла фашистским правительство Болгарии во главе с Цанковым

На мой взгляд, «социал-фашизм», как симбиоз фашизма и социал-демократии являлся не оправданным упрощением. Конечно, в пропагандистских целях было выгодно уровнять все капиталистические государства к одному «фашистскому знаменателю», но это не правильно. Потому что, как выяснилось значительно позже, у социал-демократов и фашистов отличий оказалось намного больше, чем казалось вначале.

ПС: Один знакомый меня сегодня попросил: «Объясни просто, по пунктам, что ты считаешь фашизмом?» И я, поначалу именно так хотел и сделать. Но потом понял: если не знать истории фашизма, то какие бы я пункты не написал – я буду не понят. Потому что для израильтян фашизм – это холокост, майданек, бухенвальд, гетто… Но бухенвальд и майданек – это финал фашизма. А чтобы знать почему я говорю, что Израиль и многие другие государства современного мира идут по пути фашизма – нужно знать с чего фашизм начинался, как рос, вырос и стал «чумой XX века»!!!

(Продолжение следует…)
Tags: идеология, фашизм
Subscribe

Posts from This Journal “фашизм” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments