Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Categories:

В Первоуральск от капитализма бежали тысячи пролетариев….

Сегодня четверг - день выхода "Новой еженедельной газеты". Сегодня в ней опубликован анонсированный мной ранее материал известного краеведа, автора множетсва книг по истории Урала Юрия Дунаева "В Первоуральск от капитализма бежали тысячи пролетариев…".. Я решил разместить этот материал в своем дневнике целиком....

На исходе 1929 года экономический кризис потряс весь капи-талистический мир. Падение производства продолжалось около трёх лет. Кризис вызвал небывалую безработицу. Она довела до крайности нищеты значительную часть рабочего класса. Это выну-дило многих искать работу за пределами своей страны.
В то время, когда страны Европы потрясал жестокий эконо-мический кризис, в Советском Союзе происходил неуклонный подъём экономики. 1929 год вошёл в историю страны как год вели-кого перелома на всех фронтах социалистического строительства. В промышленности удалось добиться коренного перелома в повыше-нии производительности труда. С 1 октября предприятия перешли на непрерывную рабочую неделю и семичасовой рабочий день.
За годы первой пятилетки промышленность СССР сделала серьёзный шаг вперёд. Успехи в преобразовании народного хозяй-ства обеспечили коренное улучшение материального положения трудящихся. В городах исчезла безработица.
Гигантский размах индустриального строительства оказал сильное воздействие на рабочих европейских стран. Многих из них влекло в страну Советов не только за заработком, но и стремление увидеть своими глазами, как в действительности претворяются не-виданные доселе принципы труда и жизни.
Бывалым, закалённым в жизненных передрягах людям не да-вала покоя мысль: а что, если в далёкой России и впрямь строят царство добра и справедливости?
Из Германии, Польши, Чехословакии, Финляндии и других стран в Советский Союз потянулись перебежчики. Кто-то спасался от фашистского террора и безработицы, другие верили сказкам о "коммунистическом рае", третьи приезжали по приглашению пра-вительства страны как специалисты оказывать помощь в строитель-стве предприятий. Правительство Советского Союза проявляло за-боту о зарубежных коммунистах, принимало их под свою опеку.
Из воспоминания Александра Ганько, бывшего слесаря-монтажника динасового завода: "Наша деревня Замостяны (Поль-ша) находилась от границы СССР в 35-40 километрах. Не имея по-бочных заработков, я решил перейти границу на Советскую сто-рону. Вместе с другом и нашими будущими жёнами мы собрали кой-какие средства от продажи сена (тогда я имел всего 15 зло-тых). Одиннадцатого августа 1932 года мы вышли из дома и на-правились в местечко Воложино, где должны были встретиться с переправщиком. Дав ему 5 злотых, мы направились за ним к грани-це. Когда стемнело и до границы оставалось не более одного кило-метра, переправщик бросил нас, прислав другого. Тот снова взял с нас деньги, кто сколько дал. Доведя до границы, переправщик ука-зал направление, а сам вернулся обратно. Утром пограничники об-наружили нас в копнах хлеба и направили нас на заставу".
С заставы обычно перебежчиков помещали в Саровский ла-герь для иностранцев, где они проходили проверку в течение 6-8 месяцев, затем их отправляли на промышленные предприятия стра-ны.
В мае 1933 года первоуральцы торжественно встречали поли-тических эмигрантов. На строительство динасового и нового труб-ного заводов приехало около тысячи пролетариев, главным обра-зом, рабочих и батраков. На вокзале гремел духовой оркестр, про-износились пламенные речи.
"Братьев по классу" вселили в новые двухэтажные восьми-квартирные дома, построенные на пустыре между "рабочей пло-щадкой" и Спецпосёлком. Других направили на жительство в посё-лок огнеупорного динасового завода.
К приезду эмигрантов не все дома были готовы к заселению. Прибывшим пролетариям пришлось их достраивать. Новый посёлок из десятка каркасно-щитовых домов получил наименование Эмиг-рантский. Порядку домов присвоили название - улица имени Тель-мана. В плане социально-культурного развития предусматрива-лось в посёлке построить клуб перебежчиков к 15 июня 1935 года.
Новые граждане Советского Союза успешно сдали техниче-ский минимум, работали на заводах слесарями, токарями, электри-ками, вальцовщиками, операторами, бригадирами, а товарищи Дук и Рабонович – помощниками начальников цехов. Инженер Пови-лайнен исполнял должность прораба на строительстве трубного за-вода. Якубович - мастера паросилового цеха. Рабочий Кожура ос-воил профессию отжигальщика труб.
Некоторые из эмигрантов включились в общественную рабо-ту. Поляк Абрам Есилевич Зеликман, проживавший в Вильнюсе, по прибытию на Урал сразу же влился в состав первого любительско-го духового оркестра Трубстроя, он был барабанщиком.
Получив пристанище на Урале, эмигранты вызвали своих жён. Население посёлка быстро увеличивалось. Женщины-перебежчицы, боявшиеся материнства там, за границей, здесь за три года родили 114 детей.
Эмигранты обрели настоящую, счастливую жизнь. Они рабо-тали, принимали активное участие в общественной жизни города, чувствовали себя по-настоящему счастливыми.
В первомайском номере газеты "Уральский трубник" А.С.Кожура делился своими впечатлениями о жизни в Советском Союзе: "Работал у польского пана помещика. Без отдыха, с утра до тёмной ночи, гнул спину на хозяина, боялся, что прогонит. Про-работал три года. Наконец не выдержал непосильной эксплуата-ции и без гроша в кармане сбежал от помещика.
Куда идти, где найти своё счастье? Я слышал, что есть на востоке страна, где рабочий класс работает сам на себя, а не на капиталистов, где труд каждого человека ценится, где люди ста-новятся героями труда.
Решил поехать в эту страну. Пришлось бежать тайком че-рез границу. В 1932 году я пришёл в СССР.
Только здесь я почувствовал, как необходимы и ценны рабо-чие руки, как рабочие сами строят себе новую жизнь и управляют государством. С радостью взялся помогать строить социализм.
На Трубстрое первое время работал в железнодорожном це-хе. Наша группа ежемесячно выполняла производственное задание на 150-200 процентов. На моих глазах рос завод-красавец. Мысль работать на новом оборудовании в одном из цехов этого завода не давала мне покоя. Пришлось много поработать прежде чем я по-пал в волочильный цех, на новое, совершенно незнакомое для меня производство. Упорным трудом я достиг квалификации. Стал ра-ботать газовщиком газовой печи. Рабочие нашей отжигательной печи в стахановском движении на заводе были инициаторами. Я стал зарабатывать по 440 рублей.
Сейчас, в первомайские дни, выражаю свою благодарность за то, что за мой честный труд меня восстановили в правах граж-данства СССР, за то, что я нашёл своё счастье.
Кожура А.С.".
17 июля 1936 года в клубе строителей состоялся торжествен-ный вечер, посвященный трёхлетию работы эмигрантов на трубном заводе. Константин Данилович Якубович рассказал о трудной жиз-ни батраков в Польше. В 1932 году он эмигрировал в Советский Союз и нашёл настоящую родину. Здесь у него есть работа и спо-койная жизнь.
На вечере выступила 12-летняя девочка Мюллер. Она прочи-тала стихотворение на родном языке. Обращаясь к детям эмигран-тов, она призывала их учиться так же, как учатся дети Советского Союза. Затем она благодарила: "Спасибо отцу, учителю и другу де-тей товарищу Сталину".
Вечер эмигрантов прошёл с подъёмом радости и веселья и за-кончился товарищеским ужином.
Недолго довелось эмигрантам радоваться спокойной жизнью в Первоуральске. Скоро счастье обернулось настоящим адом. С приездом в уральский город сотрудники НКВД приняли на учёт всех перебежчиков.
30 июля 1937 года вышел оперативный приказ наркома внут-ренних дел Союза СССР № 00447 "Об операции по репрессирова-нию… антисоветских элементов". Название приказа явно свиде-тельствовало против кого направлено мероприятие.
Из показания начальника Первоуральского городского отдела НКВД Федосеева:
"В октябре 1937 года в Первоуральске под руководством со-трудника УНКВД по Свердловской области Морозова были прове-дены массовые операции по изъятию и аресту всех польских пере-бежчиков и членов их семей, проживающих в городке Эмигрантов без каких-либо к этому оснований".
Только за одну ночь в городе было арестовано 300 полит-эмигрантов и отправлено в тюрьму города Свердловска. Разнарядку по привлечению к ответственности иностранных граждан работни-ки НКВД выполнили точно. Среди перебежчиков разыскать "шпио-нов", работающих на разведку государства, из которого они прибы-ли, не составляло труда. Арестовывали не только польских пере-бежчиков, но и представителей других стран: немцев, финнов, че-хов…
В числе репрессированных оказался А.Е.Зеликман и А.Я.Ганько, которым предъявили обвинение в шпионаже в пользу польской разведки. Постановлением судебной коллегии-тройки от 15 ноября 1937 года А.Е.Зеликмана и А.Я.Ганько приговорили к высшей мере наказания – расстрелу.
На руках Сары Гершовны остались двойняшки – Мария и Бо-рис, родившиеся за несколько месяцев до гибели отца. Жена ре-прессированного осталась в Первоуральске, воспитывала двойня-шек одна. Она работала в волочильном цехе № 3 Новотрубного за-вода на шлифовке оправок для волочильных станов. Какие испыта-ния выпали на долю этой женщины, рассказывать, пожалуй, не сто-ит. Особенно трудными были военные годы, когда не считались со временем, работали ради победы над врагом. Немало сил вложила в общее дело и Сара Гершовна. Медаль "За доблестный труд в Вели-кой Отечественной войны 1941-1945 гг." стала оценкой её вклада. И вновь нагрянула волна репрессий. Жену "врага народа" С.Г.Зеликман арестовали.
Дети попали в разные детские дома. Лишь через несколько лет мать нашла сначала Машу, потом Бориса.
Такая же судьба постигла другие семьи. В октябре 1937 года арестовали мастера швейной мастерской М.С.Кригера. Моисея Симхаберковича обвинили в шпионаже в пользу польской разведки. Остаётся загадкой, как он собирал сведения о работе предприятий и готовил диверсионный акт.
Вслед за мужем арестовали Эстер Мортковну, как жену шпиона, и приговорили к десяти годам исправительно-трудовых ла-герей. Отца расстреляли, мать осудили. Трёхлетний Илья остался сиротой. Его отдали в детский дом. После освобождения мать на-шла Илью, и они прожили вместе до её смерти в 1956 году.
Рассказано о трагизме двух семей. А сколько их?! Дети испы-тали унижение и сиротскую жизнь, а их отцы погребены близ Мос-ковского тракта в 12 километрах от Екатеринбурга. А дети испыта-ли унижение и сиротскую жизнь.
Чеха Мильмана Лазаря Менделевича, электрика новотрубного завода, арестовали в 1937 году. Ему предъявили обвинение в уча-стии диверсионной организации, созданной в Первоуральске по за-данию польских разведывательных органов. Арестованный не при-знал себя виновным. Но это не повлияло на решение тройки. "Ди-версанта" приговорили к высшей мере наказания.
Сотрудники НКВД арестовали многих эмигрантов, приписы-вали им смехотворные обвинения. Франца Францевича Карасека, члена Чехословацкой коммунистической партии, шуровщика газо-генераторной станции динасового завода арестовали 15 декабря 1937 года и обвинили в причастности к польской разведке. Вслед за ним арестовали брата Вацлава, директора кукольного театра в Пер-воуральске. Оба стали жертвой террора.
На динасовом заводе из 18 арестованных эмигрантов 12 были расстреляны, остальные прошли через спецлагеря и не… вернулись. Что стало с остальными из числа трёхсот арестованных, остаётся загадкой. Едва ли кто вернулся из мест заключения. Скорее всего они остались навеки в местах ссылки.
Повезло немногим. Арестованные А.А.Ниоминен, электро-слесарь монтажного отдела УКСа и Н.П.Рагимер, главный механик динасового завода, были освобождены из-под стражи. Работник но-вотрубного завода Г.Х.Дер, арестованный по обвинению Г.В.Некрасова, дежурного конного двора динасового завода (след-ственное дело № 24076), после непродолжительного содержания под стражей был освобождён. Густав Христианович проработал на предприятии до выхода на заслуженный отдых.
Знакомясь с документами репрессированных эмигрантов, от-мечаешь, что приласканные страной Советов иностранные гражда-не подвергнуты истреблению по указке "вождя всех народов". Вина добросовестных, трудолюбивых людей оказалась лишь в том, что они имели родственников за границей.
Вслед за арестом отцов последовало переселение семей из квартир Эмигрантского посёлка в бараки "рабочей площадки". В квартиры "врагов народа" вселили стахановцев и ударников пред-приятия.
Чтобы скрыть следы беззакония, искоренить из памяти о пре-бывании в городе "братьев по классу", в ноябре 1938 года решением городского Совета посёлок Эмигрантский переименовали в Стаха-новский. Так была вычеркнута строка из истории о пребывании эмигрантов в городе.

Юрий Дунаев, краевед.
"Новая еженедельная газета" №20 от 27.05.2010 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments