Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Сколько жертвъ политическихъ репрессій на совѣсти Николая ​ Романова?



Вчера сайт РВИО очередной раз «хрустнул булкой» на счёт смертной казни при государях императорах. Процитирую фрагмент целиком:
«Заложенная Елизаветой Петровной и продолженная ее преемниками в XVIII веке традиция была поддержана и русскими императорами, правившими в XIX столетии. При Александре I, например, за все время его царствования были казнены 24 человека. Причем большинство из них расстались с жизнью за преступления, совершенные во время Отечественной войны 1812 года. И это стало еще одной традицией: в военное время в России действовали гораздо более жесткие законы. А вот, например, Николай I был вынужден начать свое царствование с решения о том, что делать с декабристами, большинство руководителей которых по закону заслуживали смертной казни. Итог этих размышлений известен: из 36 приговоренных к смерти получили ее только пятеро, а остальные отправились на каторгу, которая, правда, для многих стала пожизненной.
Политическая нестабильность в России, нараставшая с 1860-х годов, стала причиной постепенного роста числа казненных. Если, скажем, в период с 1866 по 1895 годы к смерти были приговорены 137 человек, а реально расстались с жизнью на эшафоте всего 44 человека, то уже с 1905 по 1913 годы в России был казнен 2891 человек».


Трудно понять откуда взялась эта цифра. Возможно, белодельцы учитывают только казни, которые вынесены военно-окружными судами. Но и так цифры не складываются. Вот таблица, где можно самостоятельно посчитать казненных по приговору военно-окружных судов.



Всего с 1905 по 1912 год - 3239 человека. И это без 1913 года.

Но казненные по решению военно-окружных судов – это капля в море. Например сюда не вошли казненные по решению военно-полевых и военно-морских судов. Насмерть забитых. Умерщвленных тяжелыми условиями по дороге на каторгу и скончавшихся на самой каторге.



О размерах этих не вошедших цифр можно судить, например, по таким приблизительным подсчетам. В том самом 1905 г, когда военно-окружные суды приговорили к смерти 25 чел., один только карательный отряд Римана уничтожил в декабре того же года до 800 чел. и сам Риман пристрелил до сотни. Репрессии продолжались и в последующие годы: попытки подсчета казненных военно-полевыми судами за шесть месяцев 1906—1907 гг. указывают цифру более тысячи человек и т. д.

Вообще ни в какую статистику не вошли расстрелянные во время «массовых беспорядков». Судя по всему при подсчёте жерт волитических репрессий царского режимаречь надо вести о десятках тысяч.
Что касается 24 казней при Александре I и пятерых при Николае I, то число насмерть запоротых и при том и при другом – тысячи. Ну не приговаривали их к казни. Запороли насмерть без приговора.



Из статьи Л.Н. Толстого «Не могу молчать» от 31 мая 1908 года.
*
«Семь смертных приговоров: два в Петербурге, один в Москве, два в Пензе, два в Риге. Четыре казни: две в Херсоне, одна в Вильне, одна в Одессе».
И это в каждой газете. И это продолжается не неделю, не месяц, не год, а годы. И происходит это в России, в той России, в которой народ считает всякого преступника несчастным и в которой до самого последнего времени по закону не было смертной казни.
Помню, как гордился я этим когда-то перед европейцами, и вот второй, третий год неперестающие казни, казни, казни.
Беру нынешнюю газету.
Нынче, 9 мая, что-то ужасное. В газете стоят короткие слова: «Сегодня в Херсоне на Стрельбицком поле казнены через повешение двадцать крестьян за разбойное нападение на усадьбу землевладельца в Елисаветградском уезде»

<...>
И вот, один за другим, живые люди сталкиваются с выдернутых из-под их ног скамеек и своею тяжестью сразу затягивают на своей шее петли и мучительно задыхаются. За минуту еще перед этим живые люди превращаются в висящие на веревках мертвые тела, которые сначала медленно покачиваются, потом замирают в неподвижности.
Всё это для своих братьев людей старательно устроено и придумано людьми высшего сословия, людьми учеными, просвещенными.

<...>
Недавно еще не могли найти во всем русском народе двух палачей. Еще недавно, в 80-х годах, был только один палач во всей России. Помню, как тогда Соловьев Владимир с радостью рассказывал мне, как не могли по всей России найти другого палача, и одного возили с места на место. Теперь не то.
В Москве торговец-лавочник, расстроив свои дела, предложил свои услуги для исполнения убийств, совершаемых правительством, и, получая по 100 рублей с повешенного, в короткое время так поправил свои дела, что скоро перестал нуждаться в этом побочном промысле, и теперь ведет по-прежнему торговлю. ...»


31 мая 1908 года
Ясная Поляна
**
Потом в газетах появились опровержения - повесили 12 крестьян, о чём Лев Толстой сделал сноску-примечание, которую закончил словами: «... оставляю без перемены все то, что сказано здесь, так как сказанное относится не к одним двенадцати казненным, а ко всем тысячам, в последнее время убитым и задавленным людям».




Tags: царизм
Subscribe

Posts from This Journal “царизм” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments