Анатолий Гусев (gusev_a_v) wrote,
Анатолий Гусев
gusev_a_v

Categories:

Немирович-Данченко: с Шайтана открывалось мрачное волшебное царство…



На протяжении веков тысячи и тысячи русских людей шли в кандалах через Урал из европейской части России в Сибирь. Думы у них были тяжелыми и те немногие из них, кто оставил потомкам свои дневниковые записи, вспоминали о своем путешествии на Урал безрадостно. Человеку в несчастье все видится в мрачных тонах. Одним же из первых писателей, побывавшем на Среднем Урале с туристической целью стал известный писатель и журналист Василий Немирович-Данченко. Несколько фрагментов его записок, касающихся территории первоуральского городского округа «Толкучка» сегодня предлагает читателям.

Про Билимбай и воровство…
В 1875 году когда Василий Немирович-Данченко проехал через наши края на Екатеринбург, дорога туда шла через Билимбай и Талицу. Вот, например, что он написал о Билимбае:

«Вот и завод! Мы въехали в него широкой улицей. Красивые каменные и деревянные постоялые дома растянулись на этом приволье. Несмотря на простор, улица была запружена обозами, приворачивавшими в постоялые дворы.

— Ишь, затомили коней-то! – соболезновали жирные дворники… Ехали бы стороной, не по пути.

— Нельзя: начальство за нами было.

Оказалось что по настоянию пермских земцев отобрали от ямщиков и обозчиков подписки, что они обязаны ехать по этому мерзостнейшему тракту и отнюдь не стороной.

— А вы тут, барин, за своими вещами приглядывайте, — предупредили меня. – Неровен час! Билимбаевцы – первые воры во всей округе. Кражи тут, грабежи, убийства постоянные.

— Вот как!

— Недавно старика убили. Лесничий был, жил с женой на пенсии строгановской – ну и его прирезали.

— Что за причина?

— Бедность, заработков здесь мало, да и плата самая нестоящая: по тридцати копеек в день. Где тут прокормиться с семьей! На заводе только всего триста рабочих, а остальные куда хошь, туда и иди…

— Работ мало?

— Жильничают! Как мало, когда из одного Билимбая шестьдесят четыре судна с железом по Чусовой идут? Одного угля здесь 35 000 коробов жгут. Не мало».
Про гору Теплую…
Если сейчас дорога из Первоуральска в Билимбай занимает считанные минуты, а гора Теплая как серьезное препятствие не воспринимается, то в XIX веке было иначе. Вот как Немирович- Данченко описывал гору Теплую и рассказывает откуда у горы «согревающее» название:

«Из Билимбая мы выехали на Тёплую гору. Она очень высоко и крута.

— Почему её прозвали Тёплой?

— А потому — на ней каждый упарится, пока доверху доберется…

С вершины уже видны резкие очертания сумрачных Шайтанский гор, конусы которых, чем ближе тем делаются всё грознее и грознее.

Они то кряжем, то целым рядом вершин облегают долину, которая вся как будто прячется в тени этих великанов. За этими вершинами выступают другие, третьи… За ними такие же грозные, такие же мрачные едва-едва рисуется новые.

А там же и сам не знаешь — чудится утомленному взгляду или действительно в бесконечной далее поднялись едва-едва наметившиеся горы».
От Теплой до Талицы…
После г. Теплой писателя встретили Шайтанский горы с главной вершиной – Шайтаном. Какую вершину под таким названием имел ввиду Немирович-Данченко, автор этих строк точно не знает. Поэтому процитируем фрагмент как он есть:

«…Шайтан на своем зеленом холме является удивительно красивым… Зато и тут дорога завалено палыми лошадьми. Беспечность заводского управления в этом отношении поразительна. Вон у самого завода — труп коня, уже не только загнивший я даже посеревший, вонь кругом на версту — и точно никому нет дела до этого.

На улице собрались бараны. Тройка летит на них — они даже и не шелохнутся, точно не их дело совсем. Табун лошадей на площадке отмахивается хвостами. Только шелест стоит кругом от них.

Кучи детей снуют повсюду, бабы в пестрых костюмах и опять разбитый тут же цыганский табор.

Смуглая красавица побежала за нами издали показывай ладонь — «погода-де», да не догнала, плюнула и погрозила нам кулаком…

Совсем всё это не похоже на скудную будничную обстановку русских сел заморенных вековыми голодами, безработицей».
Про гору Волчиху…
Гора Волчиха в представлениях не нуждается. Поэтому где она находится и для какой цели сейчас служит – описывать смысла нет. Такой ее увидел Немирович- Данченко:

«А виды этих гор делаются всё красивее и красивее. Ещё из Шайтана мы заметили эффектный силуэт мрачной лесной горы Волчихи. Чем ближе тем она становилась всё более, и более похожее на это животное, как будто повернул голову к нам.

Только вместо шерсти на этой волчихе выросли вековые леса, лапы её громадными отрогами раскинулись по долине, а на голове поднялись такой массой скалы, что перед ними немеет воображение.

Точно перенесён в какое-то волшебное царство. Миром легенд кажется вся эта даль, заставленная мрачными горами».
Про границу Европы и Азии
Сама же граница «Европа-Азия» навеяла на писателя, как и на большинство его современников, тяжелые думы. Конечно, он и предположить не мог, что спустя без малого 150 лет, на этом месте будут фотографироваться брачующиеся пары, официальные делегаты позировать в раскорячку «чтоб одна нога в Европе, а другая в Азии».

В 1875 году граница между частями света навевала совершенно иные мысли. Еще цитата:

«…небольшой холм… На его вершине столб каменный, на каменном же пьедестале: «Граница Европы и Азии».

На этот раз направо в Европе заходило солнце, а налево в Азии сгущался вечерний сумрак. Кругом уныние и пустыня. Меланхолично свистит ветер, пробегая по голым полянам и заваленным каменьями спускам. Лес нахмурился и молчит.

Страшное место! Сколько слез пролито здесь! Несчастные в кандалах в последний раз оглядывались здесь назад, на свою навеки-вечные покидаемую родину! Далекий, неприютный, чужой и холодный край начинается отсюда! Новая жизнь, новые люди, новые страдания! Воображаю, какие мысли целым роем носились в голове бедного ссыльного, когда он приваливался на краткий отдых к этой пограничной колонне. Может быть, на каждый камень ее подножия падали горючие слезы…

Не оттого ли и лес замолчал и нахмурился, что слишком много слышал он здесь рыданий?»

Анатолий Гусев

Газета «Толкучка» от 4 октября 2019 г

Фото: Верещагин Петр, картина Река Чусовая
Tags: Первоуральск, Урал, исторические очерки, краеведение
Subscribe

Posts from This Journal “исторические очерки” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments